Фундаменталистские составляющие исламского сознания дагестанского верующего

Под фундаментализмом часто понимают широкий спектр религиозных явлений. Неоднозначность содержания этого термина делает необходимым уточнение того, о каком фундаментализме идет речь в данном случае. Под фундаменталистскими составляющими исламского сознания в ходе опроса имелось в виду: а) идея неизменности традиционного вероисповедования; б) восприятие светских ценностей как «второсортных» и подчиненных религиозным; в) привлекательность для верующего идеи возврата к религии «времен пророка Мухаммада»; г) позитивное отношение к деятельности дагестанских салафатов («ваххабитов»).

1. Некоторые основные результаты опроса 2000 г.

В самом общем виде мнения верующих о возможности реформы ислама, с точки зрения его приспособления к изменениям общественной жизни, общественному прогрессу, рассматривались в разрезе их ответов на следующий вопрос:

«Если Вы считаете возможным, то просим Вас выбрать одно из утверждений:

а) Мусульманская религия для всех мусульман должна быть такой, какой она была при пророке Мухаммаде;

б) Мусульманская религия не может оставаться такой, какой она была при пророке Мухаммаде, так как жизнь изменилась;

в) затрудняюсь ответить».

Пункт «а» является одним из основных принципов фундаменталистской идеологии.

По данным таблицы №1 в общей выборке по республике 54,5 % ответивших на поставленный вопрос считают, что «Мусульманская религия для мусульман должна быть такой, какой она была при пророке Мухаммаде», т.е. поддерживают фундаменталистский (салафитский) подход в выборе форм (или системы) религиозных ритуалов («фундаменталисты»). Наибольший процент «фундаменталистской» позиции по территориальным группам оказался среди респондентов предгорной зоны – 82,0 %. По этому же показателю сельские районы значительно опережают города республики – 60,9 % и 42,2 % соответственно.

По типам верующих, наибольший «фундаментализм» показала та группа опроса, которая заявила о том, что «постоянно совершает намаз» – 77,0 %, среди этой группы наибольший показатель в предгорной зоне – 90,3 %, и в сельских районах – 83,7 %. Среди «молящихся изредка», в тех же группах по месту опроса показатели «фундаментализма» оказались значительно ниже: 50,0 % и 42,4 % соответственно.

Среди возрастных групп наибольшими «фундаменталистами» себя показали самые молодые респонденты возраста до 20 лет – 58,1 %. Высока степень фундаментализма и в возрасте от 49 лет до пенсионного – 56,8 %. Наименьшие показатели по этой позиции оказались у людей пенсионного возраста.

Основной вывод социологического опроса 2000 года по исследуемому вопросу был таков: потенциальными объектами успешной пропаганды фундаменталистской идеологии являются молодежь, убежденно верующие, соблюдающие религиозные ритуалы, во всех трех географических зонах Дагестана. Особенно в сельских районах, преимущественно в предгорной и горной зонах.

 

Таблица №1

условного распространения верующих респондентов на «фундаменталистов» и «модернистов» по типам верующих и по месту опроса. В. % . Выборка 600 человек. Опрос 2000 г.

 

Группа респондентов по месту жительства (работы), по типу религиозности

 

Варианты ответов

Верующие по традиции

Убежденно верующие

Города

Сельс-кие районы

Равнина без городов

Пред-горье

Горы

Общее

Города

Сельс-кие районы

Равнина без городов

Пред-горье

Горы

Общее

Мусульманская религия для всех мусульман должна быть такой, какой она была при пророке Мухаммаде

38,7

40,6

37,7

33,3

44,7

37,4

61,1

78,1

62,5

84,5

77,6

73,6

Мусульманская религия не может оставаться такой, какой она была при пророке Мухаммаде, так как жизнь изменилась

40,2

27,4

24,5

33,3

29,8

33,3

27,8

8,5

6,3

4,8

12,9

13,6

Не знаю

20,7

29,2

34,0

33,3

23,4

28,3

9,7

11,4

28,1

9,5

7,1

11,0

Таблица №1

(Продолжение)

 

Верующие, совершающие намаз изредка

Верующие, совершающие намаз постоянно

Общее

Города

Сельские районы

Равнина без городов

Предгорье

Горы

Институты ДНЦ

Общее

Города

Сельские районы

Равнина без городов

Предгорье

Горы

Институты ДНЦ

Общее

Города

Сельские районы

Равнина без городов

Предгорье

Горы

Институты ДНЦ

Общее

54,3

42,4

33,3

50,0

40,9

16,7

46,5

56,9

83,7

77,8

90,3

77,8

14,3

77,0

42,7

60,9

47,9

82,0

56,9

24,2

54,5

22,9

33,3

16,7

18,8

40,9

33,3

29,7

35,3

8,5

0,0

2,8

15,3

71,4

15,2

36,2

18,8

17,7

5,6

26,9

60,6

24,9

14,3

19,7

50,0

25,0

13,6

16,7

17,8

5,9

6,5

22,2

6,9

4,2

0,0

6,4

17,8

18,0

32,3

11,2

13,1

3,0

17,9

 

 

2. Опрос 2004 года.

а) Идея неизменности исламского вероисповедания в религиозном сознании.

В 2004 году вопрос об отношении респондентов к исламскому консерватизму/модернизму был задан повторно. Общий процент «фундаментализма» среди дагестанцев полученный предыдущим опросом, можно сказать, подтвердился: Более пятидесяти процентов (50,4 %) из них по данному опросу считают, что ислам не должен со временем меняться. Наиболее категоричны в этом духовные лица – 83,3 %, наименее – служащие и домохозяйки: 45,0 % и 43,3 % соответственно. Среди тех, кто называет себя «убежденно верующим» и просто «верующим», процент «фундаментализма» выше, чем в общей выборке – 58,3 %. Среди «убежденно верующих» этот показатель равен 77,4 %, среди «верующих» – 52,2 %.

По населенным пунктам и районам, где проводился опрос, самый высокий показатель «фундаментализма» выявлен в с. Ботлих – 81,0 %. Самый низкий – в Магарамкентском районе –20,0 %. И вообще, в горных и равнинных районах наблюдается достаточно обозначенное различие в том, какой должна быть исламская религия сегодня. Если в горных районах, где проводился опрос (Ботлихский, Казбековский, Хунзахский районы), степень «фундаментализма» равнялся 69,6 %, то в равнинных (Каякентсикй, Ногайский, Магарамкентский) – 30,3 %.

В национальном разрезе, среди достаточно представленных групп, показатели по данному параметру расположились в следующем порядке. Аварцы – 70,2 %; кумыки – 44,2 %; даргинцы – 41,9 %; лезгины – 29,7 %; лакцы – 27,8 %.

Мужчины показали себя большими «фундаменталистами», чем женщины. Среди них 55,9 % и 41,9 % соответственно выбравших позицию, которая считает первоначальный ислам наиболее приемлемым. Ответ на данный опрос оказался для женщин более трудным, чем для мужчин (затруднившихся ответить на вопрос мужчин – 18,6 %, женщин – 27,8 %). Да и вообще, общий процент не ответивших на данный вопрос – 23,2 % скорее говорит о том, что рядовые люди еще не знают проблему, которую так бурно обсуждают элиты общества и продвинутые верующие.

В ответах на данный вопрос по возрастным группам и группам по образованию, в данном опросе, найти какие-либо закономерности «фундаменталистского» сознания не удалось.

Нужно еще раз сказать о том, что приведенные выше проценты говорят о фундаментализме лишь в возможности, так как действительный фундаментализм должен проявить себя в реальном религиозном поведении. А это поведение, обусловленное тем или иным осознанием, пониманием «истинности» лишь первоначального ислама, может идти в двух противоположных направлениях – в салафитско-ваххабитском и джадидистском.

б) Отношение к святым местам мусульман.

Борьба за единобожие в салафизме (ваххабизме) проводится в различных направлениях. Одно из них – запрет обхода могил святых, поклонение могилам в любой другой форме (Тасаваф). Поклонение могилам святых с точки зрения фундаменталистов, множит божественные сущности. Тем самым нарушается один из пяти важнейших столпов ислама – Шахадат, выполнение которого входит в первейшую обязанность мусульманина. Смысл его сводится к убежденному свидетельствованию того, что нет бога (божества) кроме Аллаха, и что Мухаммад его посланник.

 

Таблица №2

Распределение ответов «фундаменталистов» и «модернистов» на вопрос: «Отметьте, пожалуйста, Ваше отношение к святым местам мусульман – к зияратам и пирам» (в %).

Варианты ответов

 

Тип верующих

Там захоронены святые, которым надо поклоняться

Там захоронены обычные люди, которые были примером служения исламу, но поклоняться им нельзя, так как поклоняться нужно только Аллаху

Другое

«Фундаменталисты»

43,0

51,5

3,4

«Модернисты»

39,4

40,9

11,0

Другие

34,8

25,9

13,4

Общее

40,1

42,6

7,8

 

Как видно из таблицы №2, строгой последовательности ни в «фундаменталистской», ни в «модернистской» позиции не наблюдается. Для численного выражения степени последовательности фундаменталистской установки в религиозном сознании необходимо выявить, каков процент тех, кто придерживаясь салафитской установки, одновременно отрицает на практике религиозной жизни то, что относится к «Бида». То есть, оно будет численным выражением формулы: «Ислам должен быть таким, каким был при пророке Мухаммаде, следовательно нельзя делать…то-то, то-то». В нашем случае это формула в ее второй части выражается словами «…следовательно, нельзя поклоняться святым местам».

Результаты анализа анкетных данных в соответствии с такими установками показали, что в общей выборке последовательными «фундаменталистами», в указанном выше понимании, себя показали 25,9 % опрошенных. Эта черта фундаменталистского сознания наиболее сильно выражена у убежденно верующих – 47,4 %.

По остальным группам опроса ситуация в такой определенности «фундаменталистской последовательности» религиозного сознания следующая.

Среди национальностей, указанная мера последовательности наиболее выражена у аварцев – 31,9 %, даргинцев – 22,3 %.

Мужчины более последовательные фундаменталисты, чем женщины (24,6 % против 16,6 %).

В группах по образованию наибольший показатель у респондентов с начальным образованием (33,3 %), наименьший – у лиц с высшим образованием. Причем, как оказалось с ростом образования данный показатель уменьшается.

В группах по социальному положению (из 9 позиций) наивысший показатель у духовных лиц – 55,6 %. Затем идут предприниматели – 33,4 %. Наименьший показатель у руководителей государственных предприятий – 12,5 %.

По возрастным группам наиболее «последовательными фундаменталистами» показала себя молодежь до 20 лет – 28,3 %. Наименьший показатель в группе от 49 лет до пенсионного возраста – 13,5 %.

Какие выводы можно было бы сделать из этих эмпирических данных.

Во-первых, «фундаментализм» и «модернизм» представлены у части верующих синкретично.

Во-вторых, еще раз, на частном примере, видна не только высокая степень религиозности у горского населения, но и высокая склонность к фундаменталистскому сознанию.

В-третьих, есть достаточно обозначенная отрицательная корреляция между уровнем образования и отношением к фундаменталистским нормам вероисповедания.

В-четвертых, духовные лидеры одновременно является лидерами фундаментализма. В Дагестане более 800 святых мест. Мусульманское духовенство республики (около 3 тысяч человек[1]) заявляет, что оно не поклоняется мертвым, не просит посредничества у святых. Как пишет муфтий РД А.-Х. Абдулаев, «Пророки и авлия являются сабабом (поводом), воистину дающим и отказывающим же являются сам всемогущий Аллах»[2]. В то же время из его высказываний видно, что те, кто «делают зиярат для того, чтобы просить шафаат (заступничество – А.З.)», не являются идолопоклонниками[3]. Такое единобожие не признается салафитами-фундаменталистами, так как они категорически не приемлют молитвенного обращения к святым и даже к Пророку с просьбой о посредничестве (дуа би-тавассул).

в) Фундаментализм и нормы нравственности.

Фундаментализм обоих типов – салафитский и тарикатский (традиционалистский) исходит из того, что религиозные нормы должны быть нормами общественной и государственной жизни. Это характерная черта организованных, институционированных форм религиозной деятельности: салафитских группировок, фундаменталистски ориентированных суфийских братств, духовных управлений. Рядовые верующие, которые зачастую остаются плохо вовлеченными в эти структуры, могут иметь или не иметь фундаменталистское сознание. Если даже они имеют составляющие фундаменталистского сознания, без должной институализации, как правило, притязаний к реорганизации общественной жизни они не имеют. Это проявление так называемого индивидуального, бытового, не вовлеченного в секты, группы или в другие организационные формы, фундаментализма.

Вопрос о связи религии и морали – вопрос философский, хоть, ввиду его значимости для больших социальных групп – как конфессиональных, так и светских – он обсуждается активно людьми различных социально-конфессиональных идентичностей.

Фундаментализм – салафитский, традиционного ислама, индивидуальный – во многом проявляется в отношении к индивидуальной, общественной нравственности. Мусульманский фундаменталистский критерий здесь один: тот, кто не является религиозным человеком, тот не является человеком нравственным. Влиятельнейший суфийский шейх накшбандийского и шазилийского тарикатов Саид Афанди Чиркейский (Ацаев) в одном из своих выступлений в печати четко различил понятия человек и инсан. Человек – это подобие животного, пока не познал и не признал Бога. Познавший Бога – это Инсан. В Коране сказано: «самый благородный из вас перед Аллахом – самый благочестивый» (Сура Худжурат). Согласно Корану «те, кто не уверовали, подобны скотине бессловесной, которую кличет пастух, а она ничему не внемлет, кроме окрика и зова (грубого)» (Сура 2, аят 171). Мухаммадвакиль Султанмагомедов, помощник муфтия РД, на заданный по этой теме вопрос ответил так: «Человек должен, если в нем есть нравственность, быть благодарным за добро, которое ему сделали. Бог создал человека, быть неблагодарным в отношении него, значит быть животным»[4].

На вопрос о том, в какую сторону изменилась нравственная ситуация в республике в связи с ростом числа мечетей, религиозных учебных заведений, религиозной литературы, 46,6 % опрошенных ответили: «в положительную» («в отрицательную» – 15,9 %; «не изменилась» – 20,7 %; «Затрудняюсь ответить» – 16,8 %). Эти ответы, с учетом того, что около 80 % населения РД считают себя верующими, были собственно ожидаемыми.

Ответы на другой вопрос о нравственных функциях религиозного сознания даны в следующей таблице.

 

Таблица №3

Распределение ответов на вопрос о роли религии в нравственном становлении человека. (В %).

Варианты ответов

Группы опроса

Нравственным (честным, порядочным и т.д.) может быть любой человек, независимо от своего отношения к вере.

Нравственным может быть только верующий человек

Затрудняюсь ответить

«Фундаменталисты»

65,8

25,7

6,3

«Модернисты»

85,8

7,9

5,5

Другие

80,4

8,0

9,8

Общее

74,6

16,8

6,9

 

Несмотря на то, что верующие весьма «светски» ответили на данный вопрос, все же видно, что: а) более четверти «фундаменталистов» (около 13 % выборки) проводят последовательно религиозную точку зрения на нравственность; б) и в данном вопросе достаточно обозначено различие между «фундаменталистами» и «модернистами»: на теоцентристское понимание нравственности «фундаменталисты указали более чем в 3 раза «модернистов»; в) верующие еще раз демонстрируют, что фундаменталистские и модернистские идеи в сознании верующего не являются четко разграниченными.

г) Фундаменталистское сознание и законы государства.

Одним из проявлений исламского фундаментализма является игнорирование – частичное или полное – ценностей общественных отношений определяемых государственными законами. В тетради ученика ваххабитского медресе имелись следующие записи, определяющие противоречащие Исламу деяния: «…Судить или прибегать к суду шайтанских законов, помимо законов ниспосланных Аллахом – Шариатом;

Испытывать неудовлетворение и не довольствоваться решением на основе Ислама (Шариата);

Предоставление права законотворчества кому-либо, кроме Аллаха (издает законы только Аллах);

Вера в разрушительные доктрины, такие как… светская демократия, светский подход к жизни…»[5].

Официальное духовенство Дагестана проявило активную деятельность в противодействии принципу отделения церкви от государства во время принятия республиканского Закона о религии. Духовенство по сути дела выступило против конституционного принципа свободы совести, т.е. свободы выбора человеком мировоззрения, которое он считает верным. Это делалось выдвижением требований «не только декларировать устно, но и официально (конституционно) закрепить отношение к исламу как к «религии демократического большинства», а также «отметить главенствующую и координирующую роль мусульман в республике»[6]. Конкретные шаги в этом направлении виделись в: а) исламизации системы образования[7]; б) постепенном введении шариата в различные сферы общественной жизни, в частности _ объявление пятницы выходным днем, введение мусульманской символики в соответствующую государственную атрибутику, ограничение торговли алкоголем и эротическими изданиями и др. Надо сказать, что официальное духовенство и даже радикальный салафизм в лице лидера «Исламского Джамаата Дагестана» Багаутдина Магомеда (Кебедова) не ставили задачу построения исламского государства в Дагестане. Багаутдин Магомед объяснял это тем, что ни общественность Дагестана, ни сам Джамаат еще не готовы к такому шагу. В этих условиях идут попытки исламизации общества. В целях реализации этой задачи считается необходимым создание исламской партии. Наиболее активно политическую деятельность в данном направлении в РД проводила Исламская партия России[8], возглавляемая нашим земляком М. Раджабовым.

Система исламского образования, характер которой в основном определяет духовенство РД, в настоящее время сильно ориентирована на фундаменталистское сознание. Это обусловлено тем, что обучение идет в основном без преподавания светских дисциплин. Долгое время в религиозных учебных заведениях республики, особенно в 1992–1996 гг., преподавали представители арабских стран, которые посеяли не только семена фундаментализма, но и ваххабизма.

Как относятся рядовые верующие Дагестана к установкам мусульманских лидеров в сфере их взаимоотношений с государством?

Во-первых, по опросам прошлых лет, население Дагестана не приемлет государственной легитимизации Шариата, т.е. внедрения ее в общественную жизнь. Важно, что отрицательное отношение к Шариату в этом плане выражает и большинство верующих.

Во-вторых, по опросам 2002–2003 гг. рядовые верующие не одобряют политической деятельности религиозных структур – церквей, муфтиятов и других религиозных организаций. Результаты социологического исследования показали, что в российском обществе желают видеть религию как духовное явление, как духовную опору, а не как политическую силу[9].

В опросе 2004 года были заданы еще два вопроса, касающиеся взаимоотношений религии, верующих и государства.

Вопрос первый был сформулирован следующим образом: «Должна ли религия определять какие-либо отношения в обществе?

а) Да, но только в семье, в быту;

б) да, все отношения в обществе, исключая сферу государственной деятельности;

в) нет, религия частное дело каждого;

г) да, все отношения людей в обществе, включая и сферу государственной деятельности;

д) затрудняюсь ответить».

При этом фундаменталистское сознание связывалось с ответами а), б), г). Наиболее выраженная фундаменталистская позиция заложена в ответе г). Две другие, особенно ответ а), приняты как условно фундаменталистские.

В общей выборке ответы респондентов расположились следующим образом.

Таблица №4

Распределения ответов на вопрос: «Должна ли религия определять отношения между людьми в обществе?». (В %)

 

Варианты

ответов

Группы опроса

Да, но только в семье, в быту

Да, все отношения в обществе, исключая сферу государственной деятельности

Нет, религия частное дело каждого

Да, все отношения людей в обществе, включая и сферу государственной деятельности

Затрудняюсь ответить

«Фундамента-листы» (Те, кто считают, что Исламская религия должна быть такой, какой была при пророке Мухаммаде)

18,6

20,3

38,0

18,1

5,9

«Модернисты» (Те, кто считает, что Исламская религия со временем меняется, так как меняется жизнь)

11,8

15,0

64,6

7,9

4,7

Другие

7,1

5,4

66,1

4,5

16,1

Общее

14,1

15,3

51,7

12,2

8,0

 

В данной таблице обращает на себя внимание следующее.

1. Различие между «фундаменталистами» и «модернистами», которое было замечено в ответах на предыдущие вопросы, здесь сохраняется, подтверждая неслучайность его элементов в религиозном сознании дагестанца.

2. Крайнее проявление «фундаментализма» (религия определяет все отношения в обществе и в государстве») выражено у 12,2 % ответивших на вопрос. Максимальный показатель у «фундаменталистов» – 18,1 %.

3. В общей выборке в той или иной степени элементы фундаменталистского мышления выразили 41,6 % ответивших на вопрос. И здесь максимальный показатель у «фундаменталистов» – 57,0 % («модернисты» – 34,7 %).

Другой вопрос, ответы на который показывают отношение верующего на законы государства, был сформулирован следующим образом: «Должен ли верующий человек соблюдать все законы государства?

а) да, если законы не противоречат вере;

б) да, в любом случае, так как всякая вера от бога;

в) что другое хотите сказать _______;

г) затрудняюсь ответить».

Таблица №5

Распределение ответов на вопрос: «Должен ли верующий человек соблюдать все законы государства?». (В %).

Варианты

ответов

 

Группы опроса

Да, если законы не противоречат вере

Да, в любом случае, так как всякая вера от бога

Что другое

Затрудняюсь ответить

«Фундаменталис-ты» (Те, кто считает, что Исламская религия должна быть такой, какой была при пророке Мухаммаде)

68,8

22,8

3,8

5,5

«Модернисты» (Те, кто считает, что Исламская религия со временем меняется, так как меняется жизнь)

52,0

28,3

9,4

8,7

Другие

36,6

18,8

7,1

36,6

Общее

56,7

23,3

6,1

13,7

 

При составлении данного вопроса анкеты учитывалось то обстоятельство, что в Социальной доктрине Русской православной церкви и в Основных положениях социальной программы мусульман России заложена возможность «мирного неповиновения» государству в условиях «деформирования» государством религиозной жизни, «прекращения действия институтов законной государственной власти»[10].

Данные таблицы показывают, что население республики поддерживает инициативу религиозных элит, причем в его достаточно жестком выражении. Среди групп по месту опроса наиболее склонны к несоблюдению законов государства по религиозным причинам жители городов Махачкала и Кизляр – 64,9 % (В общей выборке – 56,7 %). По демографическим группам портрет «бунтующего» верующего выглядит следующим образом: это преимущественно молодой человек в возрасте до 29 лет (в особенности от 20 до 29 лет), горожанин, мужчина, духовное лицо, рабочий, пенсионер.

Ответы на данный вопрос показывают, что молодежный характер терроризма в Дагестане не является случайным.

Краткие выводы.

1. Опросы населения Дагестана (2000, 2004 годы) показывают, что достаточно большая часть мусульман республики одобрительно относятся к исламским ценностям «времен пророка Мухаммада».

По типам верующих наиболее склонна к фундаментализму та группа опроса, которая заявляет о том, что «постоянно совершает намаз» – 77,0 %. Среди этой группы наибольший показатель в предгорной зоне – 83,7 %. Среди групп по социальному положению наибольший фундаментализм проявляли духовные лица.

2. Потенциальными объектами успешной пропаганды фундаменталистской идеологии являются молодежь и убежденно верующие, соблюдавшие религиозные обряды во всех географических зонах Республики Дагестан.

3. Несмотря на признаки фнудаменталистского религиозного мышления, выявленного в связи с ответами на вопрос об отношении к исламской религии предков, назвать их носителей фундаменталистами, в полном соответствии с содержанием этого понятия, было бы не верно. Это связано с тем, что в ответах на более конкретные вопросы респонденты показали на непоследовательность их фундаменталистской точки зрения. Фундаменталистские и модернистские составляющие исламского сознания дагестанцев сосуществуют синкретично.

4. Следует различать фундаментализм салафитский, призывающий к отрицанию таклида, возврату к религии «праведных предков» и фундаментализм в традиционном тарикатском (суфийском) исламе. В первом случае, в крайних его проявлениях, мы имеем то, что в Дагестане называют ваххабизмом. Это возврат назад, главным образом силовыми методами. Во втором случае имеет место стремление сохранить сложившуюся религиозную традицию. Это отрицание в той или иной степени религиозного модернизма, светских ценностей, стремление сакрализовать (дать религиозную санкцию) общественным явлениям. В Дагестане имеют место оба указанных вида фундаментализма.

5. Одна из основных позиций салафитского фундаментализма – отрицание поклонения святым местам – выражено у 42,6 % всех опрошенных. Среди убежденно верующих этот показатель еще выше – 61,3 %. Это еще один показатель салафитско-фундаменталистского потенциала мусульман Дагестана.

6. Фундаментализм обоих видов исходит из того, что религиозные нормы должны быть нормами поведения отдельного человека, общественной и государственной жизни. Эта «теоцентристская» мораль не признает существование автономной этики, т.е. не признает того, что мораль есть сфера свободного выбора человека.

Опрос оказал, что основная масса опрошенных – 74,6 % поддерживают модель «автономной этики». Хотя, среди тех, кого можно отнести к фундаменталистам (их 50,4 % выборки), «теоценристскую» нравственность выбирают 25.7 %. Эта группа также формирует лицо дагестанского фундаментализма. В общей выборке их 16,8 %.

7. Деятельность так называемого политического ислама связана с отношением фундаменталистского сознания к законам государства. В крайних формах своего проявления (дагестанские ваххабиты) оно полностью отрицает «шайтанские» законы светского государства и стремится создать государство на основе шариата. Опросы населения показывают, что дагестанские верующие не считают необходимым введение шариата в общественную, государственную жизнь. В то же время, отвечая на вопрос, 56,7 % опрошенных считают возможным не соблюдать законы государства, если они противоречат вере. О необходимости соблюдать законы государства в любом случае говорят лишь 23,3 % опрошенных. Эти числа, несмотря на то, что их выражает верующий с не вполне последовательным религиозным мировоззрением, указывают на потенциальную угрозу государству со стороны радикального эволюционирующего фундаменталистского сознания.

Абдулагатов З.М. – к. филос.н., ИИАЭ ДНЦ РАН

[1] Социально-экономическое положение Республики Дагестан. Махачкала, 2003. Ч. I. С. 348.

[2] Абдулаев А.-Х. Зиярат на кладбище // Алимы и ученые против ваххабизма. Махачкала, 2001. С. 29–30.

[3] Там же. С. 28.

 

[4] Вопрос был задан автором текста в ход проведения социологического опроса в мае 2001 г.

[5] Ярлыкапов А.А. Проблема ваххабизма на Северном Кавказе. М., 2000. С. 7.

[6] Цит. по: Макаров Д.В. Официальный и неофициальный ислам в Дагестане. М., 2000. С. 14; См. «Ас-Салам», №22, декабрь 1997 г.; Нурул Ислам, №12, июль 1998 г.; Исламский вестник, №24, 27.07–2.08.1998 г.

[7] Общероссийское мусульманское общественное движение (ОМОД) «Нур», которое имеет дагестанское отделение, в своих программных установках имеет цель внедрения богословия в общеобразовательные школы. См.: «Нурул Ислам», №11, июль 1998 г.

[8] ИПР зарегистрирована в Мюнисте России 17 мая 2001 г.

[9] См. подробнее: Абдулагатов З.М. Православные и мусульмане России: проблемы общие, взгляды разные // «Общественные науки и современность». № 1. М., 2005.

[10] См.: Основные положения социальной программы российских мусульман. М., 2001. С. 31.