Изучение этнополитических процессов в ямало-ненецком и ханты-мансийском автономных округах тюменской области

Этнокультурные процессы непосредственно связаны с этническими процессами и являются одними из основных объектов этнополитического воздействия[1] . В этой связи предметом данного исследования являются нормативные акты федеральной и местной властей в той или иной степени, влияющие на этническую культуру, деятельность федеральных и региональных национальных организаций, обществ, а также этнокультурные артефакты, их бытование или отсутствие.

Осенью 2002 года был произведён экспедиционный выезд в Ямало-Ненецкий (ЯНАО) и Ханты-Мансийский (ХМАО) автономные округа Тюменской области. Целью экспедиции было изучение этнополитических и этнокультурных процессов в регионе. Статья, как и экспедиция, состоит из двух частей: первая описывает работу в Ямало-ненцком (ЯНАО), а вторая в Ханты-мансийском автономном округах.

Несмотря на трудности, связанные со сбором документов региональных институтов власти, большую их часть удалось получить при личных встречах и контактах с чиновниками и специалистами профильных отделов администраций различного уровня. Постановления, указы, программы этнокультурного и этнополитического развития – одно, а реальное положение дел совсем другое. Для этого необходимо проследить эффективность принятых руководителями региона решений посредством мониторинга общества.

Мониторинг этнополитических процессов в сложносоставном субъекте РФ Тюменской области важен для предотвращения возможных нежелательных последствий для Российской Федерации.

По данным переписи 1989 года в Тюменской области проживают представители более 125 национальностей. Условно население можно разделить на три группы: представители коренных народов, коренные жители и так называемое пришлое население. Первую группу составляют народы, имеющие своё нацонально-территориальное образование – ханты, манси и ненцы, коми, а также не имеющие такового – сибирские татары и селькупы. Вторую и третью группы в этническом отношении можно подразделить на русских, представителей народов, имеющие своё национально-территориальное образование на территории РФ и имеющих своё государственное образование за рубежами России, а также на представителей этносов, которые не имеют своей государственности.

***

Коренные народы (ЯНАО). Для изучения представителей коренных народов в рамках экспедиции 2002 года было предпринят выезд в тундру на полуостров Ямал, где в силу ряда обстоятельств (географическая отдалённость, отсутствие промышленности, значительная доля представителей коренных народов) сохранились до наших дней в той или иной степени островки традиционной жизни у ненцев. Районы работы включали в себя Панаевскую и Салемальскую тундры. Население Ямальского района ЯНАО составляет 15000 человек (70% – ненцы)[2] . Опрос населения проводился как в стойбищах, так и тундровых посёлках со смешанным населением, где находятся школы-интернаты, магазины, совхозы, обслуживающие традиционные отрасли хозяйства.

Следует отметить, что исполнительная и законодательная власти округа большое внимание уделяют коренным народам. Например, с 1998 по 2001 года было принято 14 постановлений губернатора ЯНАО, которые напрямую связаны с КМНС. Кроме того, большая часть других постановлений также связаны с КМНС. Проблемы экологии, сельского хозяйства, социальной помощи, прежде всего, касаются ненцев, хантов, коми-зырян и селькупов. Основные программы, проводимые властью, касаются жилья аборигенам, поддержки традиционных отраслей хозяйства, помощи студентам и т.д. В октябре 2002 года постановлением губернатора ЯНАО была утверждена Комплексная окружная целевая программа социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера Ямало-Ненецкого автономного округа на 2003-2005 годы. В окружном бюджете на 2003 год на реализацию данной программы отдельной строкой предусмотрены расходы в сумме 2404956 тысяч рублей [3] .

Изучив нормативные акты программы и предписания местной власти по проблемам коренных народов в Салехарде, экспедиция отправилась на Ямал, чтобы узнать, как обстоят дела на самом деле.

Добраться до стойбищ помог капитан рейсового теплохода, который сделал внеплановую остановку рядом с поселениями ненцев для скупки рыбы, добытой браконьерным способом. Позднее я выяснил, что местный рыбхоз уже несколько лет на грани банкротства и местным рыбакам уже давно не выплачивают за рыбу наличных денег. Оплата производится бартером – сапогами, топливом и т. д. В рыбхоз сдаётся так называемая чёрная рыба, а "белая" идёт на сторону по цене намного ниже рыночной, но по более высокой цене на порядок, чем в колхозе.

Сложившуюся ситуацию врыбном хозяйствеокружные и районные органы исполнительной власти считают вынужденной, кардинально повлиять на её улучшение сразу они не могут, так как рыночные отношения в традиционных отраслях пока ещё в значительной степени носят стихийный характер, с одной стороны, а с другой стороны, предприятия, обслуживающие традиционные отрасли хозяйства, нерентабельны и выплачивать за продукцию деньги поставщикам не в состоянии из-за долгов. Основная цель руководства на данный момент – не дать едва существующим предприятиям окончательно развалиться, что бы они могли хоть как-то поддерживать традиционную хозяйственную деятельность в регионе.

Примерно похожая ситуация складывается вокруг оленеводства. Поголовье оленьего стада, выпасающегося на территории Ямала, составляет около 500 – 600 тысяч голов. ЯНАО продаёт оленей в Эвенкийский и Ханты-Мансийский автономные округа. На конец 2002 года данная отрасль традиционного хозяйства была принципиально убыточна и держалась только за счёт субсидий. Наибольшую прибыль оленеводам приносит добыча пантокрина, из-за нещадной добычи которого специалисты отмечают постепенную физическую деградацию оленей.

В то же время в п. Яр – Сале недавно был модернизированмясоперерабатывающий завод, где было установлено новое оборудование, обеспечивающее лучшие санитарные условия и большую производительность. За счёт этого продукция предприятия стала соответствовать принятым санитарным нормам и дольше храниться, что должно облегчить сбыт оленины в дальнейшем и укрепить традиционную отрасль хозяйства.

Ещё одна серьёзная проблема – алкоголизм в среде коренных народов. Нас интересовал возможный эффект от принятия законопроекта, ограничивающий распространение алкоголя в районах проживания коренных народов. Люди на местах скептически воспринимают возможные положительные последствия без принятия серьёзных мер по обеспечению выполнения данного решения. Местное руководство считает, что это не более чем PR-акция депутатов, а коренные народы возмущаются – на каком основании их дискриминируют и лишают и без того немногочисленных радостей жизни. Как бы то ни было, ситуация с алкоголизмом у КМНС остаётся весьма плачевной. Дегустация спиртного, которое ненцам сбывают местные коммерсанты, обнаружила его крайне низкое качество, что делает его ещё более разрушительным для здоровья КМНС.

Быт и культура тундровых ненцев изучались на месте летней стоянки семьи Пуйко, которая находится примерно в 50 км от посёлка Салемал на берегу р. Обь рядом с устьем р. Толеюн. Стойбище состояло из 5 чумов, в каждом из которых проживала семья. Глава семейства Нядма Пуйко занимал первый чум. В остальных жили сыновья с жёнами и детьми. Они занимаются рыбной ловлей и имеют стадо оленей, которое на момент экспедиции находилось в северной части п-ова Ямал. Как и большая часть тундровых ненцев Пуйко носят в основном национальную одежду из оленьих шкур (верхняя одежда). В качестве нижней одежды используется европейская одежда. Питаются рыбой (сырой, малосольной, вареной, копченой), хлебом и чаем. Ежедневно употребляют водку. Можно сказать, что они придерживаются традиционного образа жизни. О шаманах ненцы говорят, что на Ямале их уже не осталось.

Инспекция межэтнических взаимоотношений в тундровых посёлках проводилась на примере населения Панаевска, где по данным местной администрации доля пришлого и ненецкого населения определяется соотношением 50% на 50%. Здесь находится школа-интернат, где живут и обучаются ненецкие дети, родительский дом которых находится в тундре.

Тундровые ненцы в этнокультурном отношении сильно отличаются от ненцев, живущих в посёлках. Последние, как правило, представляют из себя переходный тип. С одной стороны они, в какой то мере переняли цивилизованные элементы культуры, с другой стороны сохраняют в той или иной степени традиционные культурные формы. Поселковые ненцы обычно плохо устроены и занимают низшие ступени социальной лестницы, имеют в лучшем случаи неполное среднее образование, зарабатывают на жизнь чем придется. Они проигрывают на рынке труда даже низко квалифицированным специалистам из СНГ. При посещении районного центра тундровые ненцы, как правило, носят традиционную одежду. Известно, что малица для ненца больше чем одежда. Кроме сакрального значения[4] это ещё и символ благополучия, так как одежда из оленьих шкур очень дорогая. Поэтому в традиционной одежде человек чувствует своё достоинство и ведёт себя соответствующим образом.

Проблема образования.

Серьёзное испытание своеобразного менталитета детей тундровых ненцев происходит при переезде их в школьный интернат. Здесь они оказываются в среде школьников – детей поселковых ненцев и пришлого населения, которые зачастую несут в себе не здоровые привычки родителей: пьянство, курение, мат, грубость, дерзость, иждивенчество и другие низкие культурные формы. Преподавательский и воспитательский состав, не всегда подготовленный к работе со специфическим "тундровым контингентом", европейская одежда, русский язык необратимо трансформируют сознание "детей из чума". В дальнейшем, немногие из них, закончив 9-й класс, перейдут в 10-й и затем получат полное среднее образование. Редко когда кто-нибудь из КМНС поступает в училища или вузы, несмотря на окружные программы по поддержке детей, школьников и студентов представителей коренных народов . Данные инициативы включают в себя дополнительные стипендии, оплату транспортных расходов, бесплатное питание и денежные субсидии на покупку необходимых вещей при поступлении.

Более того, по словам завуча Панаевской школы в последнее время появилась новая тенденция – родители перестают отпускать детей в школу из тундры. Взрослые оставляют подростков, которые уже могут помочь в хозяйстве. Большинство опрошенных считают интернат одной из основных причин развития иждивенчества у коренных народов. Живя в них, дети привыкают к тому, что кто-то посторонний всё время о них заботится и обеспечивает необходимыми вещами.

Ненцы отмечают, что многие молодые ненки презрительно относятся к своей нации, стремятся выйти замуж за молодых людей из числа некоренных народов. Слово "абориген" лучше не произносить на Ямале.

Панаевская тундра – муниципалитет дотационного Ямальского района ЯНАО. Бюджетный дефицит покрывается за счёт окружного бюджета. Это положение впрочем, позволяет оплачивать жителям высокую по российским меркам зарплату и вести строительство инфраструктуры и жилья по современным технологиям с приглашением иностранной рабочей силы. В частности, в Ямальском районе, как и во всём округе, функционируют турецкие строительные бригады. Несмотря на относительную малочисленность иностранной рабочей силы, даже группа из нескольких десятков человек составляет значительную долю в тундровых посёлках, оказывающую значительное влияние на этносферу региона.

Общий уровень так называемого бытового национализма в посёлке повышен. В ходе экспедиции не раз приходилось слышать от ненцев негативную оценку человеческих качеств представителей некоренных народов. В некоторых тундровых посёлках (например, в Панаевске) имеют место стычки между молодыми людьми ненецкой национальности и молодыми людьми других национальностей. Значительная часть пришлого населения – "временщики", приехавшие со всего бывшего союза. Будучи в основе своей сельского происхождения и, следовательно, наименее космополитизированными, они привносят с собой элементы традиционной культуры своей родины. Часто приезжие из одной республики живут вместе, в одном общежитии, где они разговаривают на родном языке, по мере возможности поддерживают традиционный быт.

Турки, проживая изолировано от остальной части населения, всё же вступают с местными в близкие отношения. В частности, мужская их часть охотно общается с местными девушками и женщинами, некоторые из которых охотно идут на контакт (особенно ненки). Данное обстоятельство не оставляют без внимания местные мужчины, из-за чего случаются конфликтные ситуации между ними и турецкими вахтовиками. Часто подобное общение "заканчивается выстрелами"[5] со стороны старожилов округа. Слухи в тундре, как и во всём округе, распространяются быстро и местному руководству пришлось комментировать происшествия, старательно подчёркивая неэтническую природу конфликта, не вдаваясь в подробности. К сожалению, с турками на Ямале в августе и сентябре 2002 года имели место несколько подобных инцидентов. Дело дошло до того, что в округе стали говорить о "войне с турками в тундре".

В столице ЯНАО – г. Салехард работа проводилась в основном в правительственных учреждениях. Во-первых, были взяты интервью у заместителя губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) по вопросам коренных малочисленных народов Севера Лидия Вэлло об этнической политике по отношению к коренным народам, проживающим в округе. По этой проблеме также работа велась со специалистами возглавляемого ею департамента, с депутатом Законодательного собрания ЯНАО, главой комитета по делам национальностей Евай Александром Вадетовичем. Наибольший интерес представляет мнение депутата о значениинационально-территориального образования для этнокультурного развития титульного и нетитульных коренных народов ЯНАО. Данная проблема особенно интересна в контексте современных тенденций по укрупнению сложносоставных субъектов федерации посредством включения автономных округов в области и край, путём лишения ряда предметов ведения в пользу последних и федеральной власти.

По данному поводу г-н Евай заметил, что, скорее всего, данный процесс (ликвидации автономных округов) обойдёт стороной ЯНАО, в противном случае этнополитический аспект в регионе пострадает. Такова была реакция и большинства опрашиваемых чиновников на данный вопрос.

Одна из ведущих этнополитических организаций ЯНАО – Ассоциация коренных народов Севера "Ямал – потомкам". Организованная в 1992 году, она имеет самую широкую сеть отделений в субъекте -10 в разных районах. Основная её деятельность направлена на защиту прав и интересов, решение проблем социально – экономического и культурного развития малочисленных народов Ямало-Ненецкого автономного округа, на рост национального самосознания, повышение их материального благосостояния, возрождение исторических ценностей языка, культуры, восстановление прав народов Севера на землю и природные ресурсы в соответствии с международными документами о правах коренных народов. Координируют работу организации депутаты окружного Законодательного собрания из числа коренных народов – глава Думы ЯНАО Харючи С. и Евай А. В.

В Салехарде большая работа ведётся по развитию СМИ на языках КМНС. По словам редактора дирекции национальных программ местной телерадиокомпании "Ямал – регион" Кореневой Галины Одмовны, вещание на языках коренных народов ЯНАО ведётся в большей мере на радио, т.к. рассчитано, прежде всего, на тундровиков и жителей сельских районов, национальных посёлков и стойбищ, где радио – единственное средство получения информации и где общение на родном языке до сих пор сохранилось. Первая программа на ненецком языке в округе вышла в 1967 году. Через год – два после этого началось вещание на хантыйском языке. Национальные телепрограммы появились, по словам Галины Одмовны, 5-6 лет назад. Программы ведутся на языках коми, ненецком и хантыйском. На селькупском языке вещание осуществляется только на радио, в планах на ближайшее время – создание и телепрограммы на селькупском языке. Помимо этого в округе имеется передача на татарском языке.

Главная задача, которую перед собой ставит Коренева Г. О. – сохранение чистоты языка. По её словам молодежь в тундре из числа коренных народов в большинстве своём разговаривает на дикой смеси русского и родного языков. В ненецкие слова вставляются русские окончания и наоборот.

Что касается регулирования этнических процессов у представителей других национальностей, проживающих в ЯНАО, то этот вопрос курирует сектор по работе с национальными и религиозными объединениями администрации округа под руководством заведующего Зенько А.П.. Работу с религиозными организациями округа ведёт Алакаева А. И.

Конфессиональный аспект. В ЯНАО, по словам Алакаевой А.И., активную миссионерскую деятельность ведут протестантские и баптистские организации. Обладая значительными ресурсами, они нанимают вертолёты и добираются до отдалённых кочевий и факторий округа. Вместе со "словом" они привозят гуманитарную помощь и подарки. Большая социальная работа данными организациями проводится и в городах. В частности, ими осуществляется поддержка малообеспеченных семей, кормление детей, обеспечение одеждой и обувью. В Новом-Уренгое, например, они своими силами отреставрировали здание, в котором сделали ночлежку для лиц без определённого места жительства. Они стараются также устроить их на работу.

Православные организации проводят в ЯНАО подобной социальной работы меньше, но в отличие от остальных получают определённые денежные субсидии от окружного бюджета на реконструкцию храмов. В частности, такая помощь была оказана храму в честь апостолов Петра и Павла в Салехарде.

В 2002 году в округе были зарегистрированы иудейская община (Надым) и еврейское культурное общество (Ноябрьск). Большую активность проявляют приверженцы ислама в ЯНАО. Их религиозные общины зарегистрированы практически во всех муниципальных образованьях округа. Связано это ещё и с тем, что Тюменская область является одной из арен мусульманского раскола России[6] . Конкурирующие Духовные управления мусульман (ДУМ) борются за духовную власть в регионе и пытаются, как можно раньше, зарегистрировать свои общины в районах ЯНАО, чтобы опередить другие ДУМ.

Если рассмотреть окружную статистику религиозных организаций ЯНАО, то, согласно данным администрации, получается следующая картина: православных организаций – 21, протестантских – 28, мусульманских – 16, иудейская – 1. Что касается национально-культурных организаций и автономий, то здесь дело обстоит следующим образом: ассоциация коренных народов Севера "Ямал – потомкам" имеет 10 отделений в различных районах, в округе 4 украинских национально-культурных организаций, по одной создали ханты и коми – зыряне, азербайджанцы, дагестанцы, белорусы, евреи, зарегистрированы 6 тюркских землячеств.

***

Следующий этап экспедиции был связан с изучением этнополитических процессов в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО). Следует заметить, что ХМАО, так же как и его северный сосед является регионом – донором. В округе добывается 56% нефти РФ и в связи с благоприятной конъюнктурой на мировом рынке энергоресурсов, которая сложилась в последние годы, он является одним из богатейших регионов России. Так, по статистике средняя заработная плата по округу составляет 14500 рублей[7] , что значительно выше средней зарплаты по России. Население ХМАО на 1 января 1998 г. составляло 1341500[8] человек . В последние годы в округ приезжает много иностранных рабочих.

Предприятиями, организациями, физическими лицами ХМАО в течение прошлого года привлечено иностранной рабочей силы 20221 человек. В ХМАО по официальным данным приезжают в основном из стран СНГ: Украина – 11772 человека, Таджикистан – 2572 человека, Казахстан – 716 человек, Узбекистан – 689 человек, Азербайджан – 578 человек, Армения – 400 человек, Киргизия – 348 человек[9] . Доля иностранной рабочей силы в среднегодовой численности занятых в экономике по городам автономного округа, составляет: Ханты-Мансийск – 11,6%, Югорск – 7,7%, Белоярский – 3,0%, Радужный – 2,0%, Нижневартовск – 1,9%, Сургут – 1,8%. В среднем по округу доля иностранной рабочей силы за прошедший год составила 2,61% от общей численности занятого населения округа (774,1 тыс. человек[10] ). Наблюдатели считают, что с учётом "нелегалов" данные показатели можно увеличить в несколько раз.

Как и в ЯНАО, в ХМАО устремляется большое количество "вахтовиков" и переселенцев из России и ближнего зарубежья. В регионе растёт потребность в дешёвой рабочей силе. Сложность процедуры регистрации и противодействие региональной администрации и местного населения формируют так называемых "нелегалов" в субъекте федерации. Имеется прецедент, когда из организации увольняли 30 человек, вместо которых нанимались 40 таджиков. Данное обстоятельство становится причиной недовольства постоянного населения округа. По словам советника губернатора ХМАО по делам национальностей и общественных объединений Выдриной Г.А., во многих городах и районах имели место стихийные митинги, в которых звучала мысль о том, что если администрация не решит проблему нелегалов, сбивающих цену на рынке труда, то за них её решат сами люди. Во время экспедиции подобное стихийное недовольство народа, вызванное конкуренцией на рынке труда с приезжими, имело место в п. Берёзово перед зданием администрации района. Примечательно, что оно было нацелено против приезжих с Кавказа и Средней Азии. В г. Сургуте, по словам советника губернатора, в администрацию пришло письмо с угрозой о том, что ночлежки, где живут нелегалы, будут подожжены, если руководство города само не распорядится разрушить их.

Была идея передать контроль за стихийной трудовой миграцией диаспорам, чтобы они по своим каналам приглашали в ХМАО лимитированное количество нужных специалистов, но местные власти не решились на такой эксперимент.

В связи с тем, что многие приезжие – выходцы из Кавказа и Средней Азии – к данной проблеме прибавляется этнический аспект. Судя по данным экспедиции, приезжие имеют значительную этнокультурную дистанцию от россиян. Например, многие дети школьного возраста, приехавшие с родителями из бывших советских союзных республик, не знают на элементарном уровне русского языка, из-за чего в некоторых школах округа были открыты специальные классы (коррекционные) для данной категории учеников. Следует отметить, что такие случаи встречаются не только среди мигрантов из зарубежных стран, но и в среде приезжих из субъектов РФ, например, из Чечни, где несколько лет не функционировали школы.

Национально-культурные организации. Неоднозначная ситуация сложилась у администрации ХМАО и в отношениях с национально-культурными организациями и автономиями, зарегистрированными в округе. По мнению советника губернатора ХМАО Выдриной Г.А. , большинство из лидеров национальных движений имеют свои интересы в округе, подчас забывая о том, зачем создавались национально-культурные организации. Округ и его власть воспринимаются ими потребительски. Некоторые из них имеют политические амбиции. Несколько раз в беседе она с сожалением повторяла фразу о постепенной "смене этнического состава северных городов".

По данному поводу она рассказала пример из жизни чеченской диаспоры г. Нижневартовска. В 2001 году к ним прибыло 650 человек беженцев. Их разместили по квартирам, что в условиях крайнего дефицита жилья достижение. Городская администрация выделяла каждому по мешку муки, сахара, тёплую одежду, считая, что это всё на время военных действий. Когда, по словам советника губернатора, было объявлено, что всё спокойно и все могут возвращаться назад, оказалось, что вернуться захотели лишь две семьи, где были очень пожилые люди. А молодёжь решила создавать семьи, рожать по несколько детей, что постепенно будет приводить к "изменению этнического состава северного края". Эта проблема, по её словам, их "очень беспокоит".

В ХМАО, как и в ЯНАО, наибольшей активностью отличаются татарские и украинские национально-культурные организации и автономии. Это, в том числе, связано и с высокой долей представителей данных национальностей в округе. Большое количество зарегистрированных организаций, высокая посещаемость мероприятий, спонсорская поддержка татарских и украинских предпринимателей позволяют им играть значительные культурную, политическую и экономическую роли в регионе.

Руководители украинских НКА координируют свою деятельность с администрациями Украины и ХМАО, с украинскими организациями юга Тюменской области. Основная область взаимодействия касается решения проблем, связанных с трудовой миграцией украинцев в ХМАО, возвращением на историческую родину пенсионеров из округа. Много работы проводится по осуществлению культурного обмена между украинцами, проживающими в разных регионах бывшего СССР.

Татарские организации округа совместно с руководством республики Татарстан открыли в 2001 г. Сургуте Торгово-экономическое Представительство Республики Татарстан в ХМАО. Национально-культурные автономии татар Ханты-Мансийского автономного округа, Тюменской, Свердловской областей, и общественно-культурные организации Кургана, Челябинска, входящие в состав Уральского Федерального округа, решили создать Межрегиональную ассоциацию национально-культурных автономий татар Уральского Федерального округа. Татарские, башкирские, азербайджанские организации сотрудничают в рамках тюркского единства, с НКА кавказских и среднеазиатских народов под эгидой исламской веры.

В округе небезуспешно функционируют казахская, болгарская, эзидская, армянская, дагестанская, азербайджанская и русская автономии. Национальные организации народов зарубежных стран прилагают значительные усилия по устройству приезжающих, на время или навсегда, представителей своей национальности в округ. Они организуют юридические консультации, помогают найти работу, жильё, собрать, перевести и оформить документы для регистрации.

Все национально-культурные организации имеют фольклорные и музыкальные коллективы. В каждом городе округа проводятся раз в год этнические фестивали. Городские администрации по мере возможностей также помогают диаспорам отмечать национальные праздники, некоторые из которых превращаются в общегородские гуляния. Например, таким праздником стал татарский Сабантуй. В крупных городах имеются школы, где факультативно преподаются украинский, татарский, башкирский и другие языки, если наличествует инициатива диаспор, находится учитель и желающие изучать языки. По возможности издаются газеты на родном языке.

Отдельно отмечу деятельность Общества русской культуры, г. Сургут, созданного в 1990 году с целью "объединения усилий граждан, коллективов, организаций и учреждений в возрождении русской национальной культуры, жизнеутверждении её в национальном бытии и самосознании, нравственном одухотворении её подрастающего поколения"[11] . Примечательна эта организация тем, что с 1991 года она регулярно проводит этнографические экспедиции по округу. Вышеперечисленные процессы идут в разрез с этнополитической стратегией руководства ХМАО. Советник губернатора ХМАО по делам национальностей и общественных объединений Выдрина Г.А. в интервью призналась, что администрация округа стремится к консолидации пёстрого, с этнической точки зрения, населения вплоть до формирования нового этноса – "сибиряки". Тактически, данная задача решается культивированием окружного патриотизма. Повсеместно – в СМИ, в городах и населённых пунктах, в транспорте можно встретить символику ХМАО, стилизованную под орнамент коренных народов: флаги, герб и название –Югра. Для объединения используется идея о своеобразии характера сибиряков. Объективные причины, сплачивающие местное население – противостояние с исполнительной властью юга Тюменской области, которое было особенно сильным во второй половине 1990-х годов прошлого века, и постоянные попытки федерального Центра перераспределить в свою пользу доходы от добычи нефти.

Этноконфессиональный аспект. Что касается этноконфессиональной ситуации, то здесь также сложилась непростая ситуация. В округе интенсивно развиваются православные общины в рамках Тобольской Епархии. В последние годы в городах Югры в большом количестве строятся культовые сооружения. Православные комплексы включают в себя храмы, административные здания, учебные корпуса. Несмотря на большое количество приверженцев ислама, строительство мечетей ведётся менее интенсивно, чем православных церквей.

Как и во всей Тюменской области, в ХМАО за главенство борются различные исламские духовные управления. В Тюмени создано Тюменское духовное управление мусульман. В Тобольске зарегистрировалось Духовное управление мусульман азиатской части России, во главе которого стоит Нафигулла Аширов. По словам советника губернатора ХМАО Выдриной Г.А. Духовное управление мусульман азиатской части России "реакционное" и связано с Саудовской Аравией, получает оттуда средства и ведёт себя агрессивно по отношению к другим мусульманским духовным управлениям. В отличие от ЯНАО, где присутствуют исламские общины различных Духовных управлений мусульман, включая и омский муфтият, от юга Тюменской области заключается в том, что руководство ХМАО интенсивнее вмешивается в это противостояние, отдавая предпочтение одной из сторон.

Для этого в администрации создан совет по религиоведческой экспертизе, который проводит оценку той или иной религиозной организации и даёт рекомендации по целесообразности регистрации общины в субъекте. В округе создано Региональное духовное управление мусульман ХМАО, которое стоит во главе районных, а Духовное управление мусульман ХМАО (председатель – Тагир хазрат Саматов) относится к Центральному духовному управлению мусульман России, главой которого является Талгат Таджуддин. Остальные исламские организации также имеют свои амбиции в ХМАО.

Не прекращает попыток установления своего влияния в округе Нафигулла Аширов (Духовное управление мусульман азиатской части России). По его мнению, он и его Духовное управление обладают верховенством над мусульманами всей Тюменской области, так как зарегистрированы на юге Тюменской области, которая включает в себя ЯНАО и ХМАО. Данному тезису администрация ХМАО противопоставляет аргумент о том, что общины Регионального духовного управления мусульман ХМАО относятся к Центральному духовному управлению мусульман России и могут перейти к Духовному управлению мусульман азиатской части России только по решению Верховного муфтия, председателя – Талгата Таджуддина.

Ситуация осложняется этнической пестротой людей исламского вероисповедания. В настоящее время в ХМАО действуют 23 исламские общины. Все они входят в РДУМ ХМАО. Коран читается на русском, арабском и татарском языках. Зафиксированы факты недовольства некоторых диаспор формой отправления культа. Муфтият издает свою ежемесячную газету "Магърифат".

Советник губернатора ХМАО по делам национальностей и общественных объединений Выдрина Г. А. проводила с имамами округа совещание "Роль мусульманских общин в решении социальных проблем общества". На нём им был предложен механизм совместной работы. В качестве примера предлагался договор с Тобольско-Тюменской епархией Русской православной церкви о сотрудничестве, в котором прописаны направления взаимодействия православных приходов и администрации ХМАО.

Например, в ХМАО работает молодёжное православное движение. Данная программа, инициированная патриархом, нацелена на консолидацию верующих юношей и девушек и проведение ими различного служения, как в приходе, так и в больницах, домах престарелых. Молодёжные кружки в приходах позволяют им проводить совместно время, занимаясь церковным пением, танцами и театральными постановками на библейские сюжеты. Летом организуются лагеря. Отряды движения выезжают в отдалённые районы региона с выступлениями, подарками и программами, нацеленными на повышение церковной и религиозной грамотности. Имеется подсобное хозяйство, где заняты участники православного братства и сестричества. По мнению руководства округа, подобные программы имеют важное воспитательное значение в связи с негативными социальными тенденциями, которые деструктивно отзываются на молодых.

Кроме того, в ХМАО активную работу ведут воскресные школы при храмах, а также православные гимназии*, созданные на базе начальных школ в городах округа. Надо сказать, что родителей, желающих отдать своих детей в такие школы, очень много. Строгий порядок и дисциплина, чистота и забота о детях, питание и снабжение данных школ выгодно отличаются от обычных, в которых ребёнок в меньшей степени защищён от негативной социальной среды. В православной гимназии большинство аспектов школьной жизни регламентированы: строгая одежда, дисциплина и распорядок дня, молебны.

Не отстают в социальном служении от православных общин и протестантские организации. Советник губернатора Выдрина Г.А. отмечает негативное отношение населения округа к "пятидесятникам" и последователям организации Свидетели Иеговы. В округе были замечены различные оккультные группы, например, "Алтайская Шамбала", всевозможные гуру из Индии и т.д. Центр дианетики прикрывал свою деятельность под вывеской общественной организации. Но администрация округа закрыла их, выиграв несколько судов. Впоследствии были попытки зарегистрировать саентологическую церковь в округе, но также безрезультатно. Документы по этому поводу переданы в религиоведческий совет в Москву.

Коренные народы. Как и предполагалось, власти ХМАО проводят большую работу в отношении коренных народов. Одна из основных проблем – сохранение традиционного природопользования, которое весьма затруднено в результате промышленного освоения территории округа. Ключевые отрасли хозяйства КМНС: оленеводство, рыбная ловля, – оказались под угрозой исчезновения.

Главнейшая задача, которой подчиняется всё в округе: добыча не менее 150 млн. тонн нефти в год, чего требует федеральный центр. Это составляет значительную долю бюджетных поступлений РФ. Реализация данного плана не обходится без жертв, прежде всего, экологических. Например, в Сургутском районе территория родовых угодий коренных народов подчас на 90% занята промышленными объектами. Из-за этого заниматься оленеводством в данной местности невозможно. Сбор дикоросов, охота и рыбная ловля – сезонные занятия аборигенов. Остальное время – период "прозябания" КМНС. Над решением данной проблемы работает Отдел по регулированию взаимоотношений с природонедропользователями администрации ХМАО. От федерального центра данную работу координирует Межведомственная комиссия Совета Безопасности РФ, одно из заседаний которой было посвящено проблемам в сфере регулирования и защиты прав и свобод КМНС и национальных меньшинств РФ, и мерам по их разрешению.

Проблема осложнилась компанией по приведению в соответствие с федеральным местного законодательства, которую проводил федеральный центр посредством Полномочных представителей Президента в Федеральных округах. В ХМАО как и в ряде других субъектов федерации, обнаружились законы, которые не соответствуют по многим параметрам общероссийским, особенно это касается сферы КМНС. В некоторых случаях в связи с вновь появившимися законами на федеральном уровне обнаруживаются противоречия с региональными, что приостанавливает действие уже работавших норм.

Основные вопросы, которые требуют разрешения, по словам сотрудников отдела по регулированию взаимоотношений с природонедропользователями администрации ХМАО, следующие:

1. Статусное положение представителей КМНС как землепользователей; 
2. Отсутствие чётко прописанного законодательного механизма защиты хозяйственных и экономических интересов КМНС в процессе недропользования.

После вступления в силу Земельного Кодекса РФ, Законом Ханты – Мансийского автономного округа от 13.02.2001 №7-оз пришлось приостановить действие Положения "О статусе родовых угодий в Ханты-Мансийском автономном округе" от 07.02.92. Помимо этого приостановлены отдельные нормы Закона ХМАО "О земле" от 08.06.98 №43-оз и Закона ХМАО "Об изъятии и предоставлении земельных участков на территории Ханты-Мансийского автономного округа" от 30.05.2002 №26-оз в части, противоречащей Земельному Кодексу РФ и Федеральному закону "О введении в действие Земельного Кодекса РФ".

Из-за этого, в настоящее время КМНС не имеют статуса, какземлепользователи. Нынешнее законодательство заставляет представителей КМНС осуществлять арендные платежи за использование земли, занимаясь традиционным хозяйствованием. В то же время, согласно ст. 7, п.3 Земельного Кодекса РФ, "в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности КМНС в случаях, предусмотренными федеральными законами, законами и иными нормативно-правовыми актами субъектов РФ, может быть установлен особый правовой режим использования земель указанных категорий". Поэтому первоочередная задача, которую перед собой ставят власти региона – законодательное утверждение альтернативного механизма землепользования КМНС, с целью освобождения их от арендной платы.

Несмотря на отсутствие, чётко прописанного законодательного механизма защиты хозяйственных и экономических интересов КМНС в процессе недропользования, и фактическое отсутствие нормативных актов, обязывающих недропользователей осуществлять компенсационные выплаты представителям КМНС, на родовых угодьях (также не имеющих юридического статуса) которых проводятся работы, существует практика заключения договоров с аборигенами. По данным соглашениям семьи коренных народов получают денежные пособия (определённое количество минимальных заработных плат (МРОТ)), снегоходы, лодки и т.п.

То, что данные меры носят, в лучшем случае, половинчатый характер понимают все. Они не решают проблемы занятости КМНС и усугубляют иждивенчество. По этому поводу специалисты администрации ХМАО пытаются создать схему работы недропользователей таким образом, чтобы они на стадии проекта делили территорию на части и поэтапно осваивали участок за участком, рекультивируя своими средствами территории традиционного природопользования в отработанных местах. На данный момент, уже есть опыт подобной работы нефтяных компаний во многом в связи с имевшими место громкими скандалами между отдельными семьями КМНС и нефтяниками. При этом специалисты отдела признают, что введение жёстких этноэкологических норм неизбежно повысит и без того высокую, по мировым меркам, себестоимость добычи нефти в Западной Сибири и уменьшит скорость освоения новых месторождений.

По словам специалистов администрации ХМАО, наиболее варварское отношение к природе округа наблюдается у геологов. Если нефтяные компании получают лицензии на 25 лет, то геологи – максимум на полгода, год. Первые заинтересованы в сохранении своей репутации и хороших отношениях с властью и местными жителями на долгое время, а вторые гораздо в меньшей степени. Нести дополнительные затраты на экологические мероприятия они не хотят. На геологов поступает больше всего жалоб об оставленных разливах нефти, не утилизированных отходах, не проведённых природоохранных мероприятиях, которые вменяются им законом и т.д. От КМНС они буквально откупаются ящиком гвоздей и 20 МРОТ, в то время как недропользователи обычно ещё проводят ЛЭП или устанавливают дизельные электростанции и т.п. Основная задача в настоящее время: принятие законов и поправок к уже существующим, чтобы утвердить статус КМНС как землепользователей и прописать нормы ответственности за нарушение территории традиционного природопользования.

Комитетом по вопросам малочисленных народов Севера Ханты-Мансийского автономного округа и Муниципальными образованьями автономного округа реализуется программа "Социально-экономическое развитие коренных малочисленных народов Севера Ханты-Мансийского автономного округа на 2002-2006 год". Она включает в себя несколько основных задач:

I. Развитие материального производства и инфраструктуры традиционных отраслей хозяйства и быта. 
II. Социальная инфраструктура – Капитальные вложения на строительство жилья и капитальные вложения на строительство объектов социально-культурной сферы (строительство этнографических музеев и этнокультурных центров КМНС в различных городах округа). 
III. Комплексные мероприятия по текущему финансированию (поддержка образовательных программ для КМНС, оплата учёбы детей КМНС, повышенные стипендии, питание, одежда, транспортные расходы, покупка литературы, организация этнооздоровительных лагерей, проведение этнографических экспедиций и т.д.).

Данная программа в последние годы благодаря доходам бюджета ХМАО полностью реализуется в финансовом отношении. Всего за четыре года планируется освоить 3044796 рублей. Важно заметить, что раздел развития традиционных отраслей хозяйства подразумевает возврат свыше 50% вложенных денег инвесторам, в качестве которых выступают ХМАО и муниципалитеты округа. Насущной проблемой является повышение рыночной эффективности традиционных производств.

Эксперты сходятся во мнении, что продукция оленеводческих и рыбных хозяйств имеет высокую потребительскую привлекательность. Власти региона и национальные организации КМНС ("Спасение Югры") возлагают большие надежды на то, что продвижение их на рынок впоследствии поможет разрешить социально-экономические проблемы титульных этносов.

Нельзя не упомянуть в части, посвящённой КМНС, о Научно – исследовательском институте обско-угорских народов (первоначально НИИ социально-экономического и национально-культурного возрождения обско-угорских народов ХМАО). Цели создания НИИ: комплексное изучение культуры КМНС ХМАО, исследование социально – экономических проблемы КМНС, подготовка национальных научных кадров. Вышестоящей организацией НИИ является Комитет по вопросам малочисленных народов Севера администрации ХМАО. Структура института также часто менялась, но основные направления исследований – языки, литература, фольклор, этнография, социально-экономические и правовые проблемы – остаются неизменными. Созданный в 1991 году институт во многом имеет схожую судьбу с Научным центром гуманитарных исследований КМНС ЯНАО. Одинаковые их проблемы – неопределённый статус, перебои с финансированием, слабое материально-техническое оснащение.

Ситуация стала критической в 2001 году, когда при планировании очередного бюджета ХМАО под сокращение стали попадать многие программы из-за перераспределения доходов в пользу федерального бюджета. Дальнейшее финансирование института было под вопросом. Как показал опыт, опасения были преждевременными, т. к. сокращение доли округа в доходах до сих пор компенсируется за счёт высоких цен на нефть.

Немалую научно-практическую работу по подготовке преподавателей родного языка и литературы коренных народов средних школ проводит кафедра этнообразования Института повышения квалификации учителей ХМАО. Всего в округе 40 национальных школ, где преподаются этнические дисциплины. Обязательные предметы – язык и литература коренных народов. Занятия проходят в виде факультативов. Если школа имеет статус национальной, то все её учителя должны пройти курс хантыйского или мансийского языка. Для этого специалисты кафедры выезжают в районы. Курс составляет 80 часов. Интернаты, по мнению преподавателей кафедры не оправдали себя, и власти округа постепенно их ликвидируют. В ХМАО формируются малокомплектные и стойбищные начальные школы.

Руководство округа стимулирует получение аборигенами и высшего образования. Для этого в регионе, как говорилось выше, имеются специальные статьи расходов бюджета по финансовой поддержке студентов из их числа. В Югорском государственном университете (создан 20 августа 2001 года) на факультете филологии имеются специализации по русскому языку, литературе, языкам народов РФ и родному языку и литературе. На данном отделении занимаются студенты из числа КМНС.

***

Вышеизложенный материал составляет небольшую часть собранной информации за неполные 2 месяца экспедиции. На данный момент можно сделать определённые выводы. Этнополитические и этнокультурные процессы ХМАО и ЯНАО развиваются в русле общероссийского законодательства. В целом этнические процессы в регионе носят эволюционный характер, в результате которых представители различных национальностей ассимилируются в рамках культуры "системообразующего" этноса[12] . Этнополитические стратегии администраций автономных округов подразумевают консолидацию населения региона и возможное повышение статусов субъектов федерации. Это в будущем смогло бы обезопасить их от ликвидации.

Дискуссия по проблеме статуса автономных округов возобновилась с новой силой в 2003 году в связи с обсуждением проекта федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". В соответствии с нынешней редакцией закона автономные округа в значительной степени теряют свои полномочия.

Стремление ХМАО и ЯНАО добиться полной независимости или, по крайней мере, сохранить статус-кво происходит на фоне общей политики Федерального Центра, направленной на консолидацию и деэтнизацию РФ. Несмотря на это, официальные лица округов заявляют о перспективе создания на базе автономии республики (годовое послание губернатора ЯНАО 2001) и формировании нового этноса "сибиряки" из населения округа (ХМАО) посредством пропаганды югорского патриотизма (интервью советника губернатора ХМАО по делам национальностей и общественных объединений Выдрина Г. А.). Таким образом, руководство ХМАО стремится придать этническим процессам в регионе трансформационный характер. Неслучайно на одном из заседаний (7 февраля 2003 г.) окружной думы внесено изменение в Устав (Основной закон) округа, согласно которому название региона будет звучать так: "Ханты-Мансийский автономный округ – Югра". Правда, закон вступит в силу только после внесения соответствующего изменения в текст российской Конституции. Депутаты обратились к Президенту РФ с просьбой издать соответствующий указ[13] , который был подписан В.В. Путиным в конце июля 2003 года.

В округах проводится большая работа по разрешению проблем КМНС. Для этого используется законодательные базы РФ и автономных округов. Многочисленные проекты и намерения в этой области полностью финансируются благодаря установившимся в последние годы высоким ценам на энергоресурсы. В то же время последнее обстоятельство стимулирует процесс промышленного освоения округов, что сокращает территории традиционного природопользования и негативно отражается на этносоциальной сфере КМНС. Денежные и прочие компенсации за это носят половинчатый, а впоследствии и негативный характер.

Автономные округа Тюменской области характеризуются большим притоком рабочих из зарубежья и регионов РФ. Их этнокультурные потребности по мере возможностей удовлетворяют местные национально-культурные организации и автономии. Конкуренция на рынке труда, создаваемая ими, приводит к конфликтам с местным населением, которые зачастую приобретают этническую окраску.

Деятельность национальных организаций направленная на воссоздание этнической микросреды для представителей своего этноса косвенно противоречит этнополитике местных администраций. Многочисленные программы по "возрождению коренных народов ХМАО и ЯНАО" нацелены на общую модернизацию этнической культуры аборигенов, на включение традиционного хозяйства в рыночную экономическую систему реформирующейся России. С большой долей уверенности можно сказать, что следствием подобной политики будет дальнейшая ассимиляция сибирских народов, что, в свою очередь, соответствует этнополитической стратегии нынешней администрации ХМАО.

В целом задача экспедиционного выезда выполнена. В регионе обнаружен комплекс этнополитических проблем, которые требуют всестороннего рассмотрения и изучения. Результаты исследования впоследствии могут носить как научное, так и практическое значение.


 

[*] Никитин М.А. -в 2000 году закончил кафедру этнологии исторического факультет МГУ им. М.В. Ломоносова
С 2000 года аспирант Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН
Тема диссертации: Этнополитические и этнокультурные процессы в сложносоставном субъекте РФ (на примере Тюменской области)
Научные интересы: этнокультурные процессы в современном мире, этнополитика, этномузыкология, аудио-визуальная антропология

[**] Этнополитика – управление этническими процессами. Этнические процессы делятся на этнотрансформационные и этноэволюционные. "Первые выражаются в значительном изменении любого из основных элементов этноса, прежде всего – языка и культуры. К трансформационным относятся такие изменения этнических элементов, которые ведут к перемене этнической принадлежности; завершающим этапом их является изменение этнического самосознания и самоназвания" . // Ю.В. Бромлей. Этнография и смежные дисциплины. Этнографические субдисциплины школы и направления методы. Этнические процессы. М.1988. с.55.

[1] Считается, что воздействие на этническую культуру может придать тот или иной характер этническим процессам.
[2]http://www.yamal.org. 31.03.2003. Информационное агенство "Север-Пресс".
[3]http://www.yamal.org 08.05.2003. Информационное агенство "Север-Пресс".
[4]Оберег, который хранит душу, тело и этнос в известной мере.
[5]Газета "Время Ямала". 13.09.02.№64.
[6]Подробнее об исламском расколе в РФ в Исследованиях по прикладной и неотложной этнологии №149.
[7]http://www.hmao.wsnet.ru/news/New_gub/2003/Januar/24.htm#1. Официальный сайт Администрации Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа.
[8]Социально – экономическое положение России. Январь – 1998, М., с. 310.
[9] http://www.hmao.wsnet.ru/news/New_gub/2003/febr/27.htm#2. Официальный сайтАдминистрации Губернатора Ханты-Мансийского автономного округа.
[10]Там же. 
[11]Общество русской культуры 1990-2000. Сургут. 2000. С.2. 
[12]Из выступления губернатора ХМАО на Совете по межнациональным вопросам при Губернаторе автономного округа. 27.06.2003
[13] http://www.surgut.wsnet.ru/~company/newsofyugra/ Интернет версия газеты "Новости Югры". 8.02.03. №15.