Многонациональная Индия: этнический сепаратизм

В этнологической литературе все чаще ставится вопрос о том, что «этническую общность как группу, обладающую общими чертами культуры и говорящую на одном языке», как пишет М.В. Крюков, следует признать устаревшим. Да и тезис известного этнолога Р. Нэролла «Если восточные и западные тимбира говорят на взаимопонимаемых языках, но соединены более чем дюжиной промежуточных диалектов, каждый из которых вполне понимаем соседями, то где же кончаются восточные тимбира и начинаются западные?» достаточно условный, что он сам же и признавал. Говоря об Индии и ее многочисленных народах необходимо помнить, что все сложившееся самостоятельно этнические группы соединены между собой промежуточными племенами, которые зачастую являются тем или иным ответвлением от большого этноса. Данные «маленькие этносы» выработали свою субкультуру и диалект, который вполне понятен только соседям. Приготовив загранпаспорт для поездки в Индию , стоит немного узнать о всех этнических группах.

Одним из главных факторов, которым определяется принадлежность тому или иному этносу, является язык. Именно язык играет большую роль с одной стороны разделяющего (в случаях формирования отдельных штатов), с другой стороны объединяющего начала «маленьких этносов» внутри большого этнического кастового общества.

Однако, несмотря на подспудное стремление маленьких народов отделиться и сформировать свою субкультуру, зачастую бывает достаточно трудно определить границы среди многочисленных близких по культуре и языку локальных групп. Как подчеркивает С.И. Брук «этноязыковая ситуация в Хиндустане и Раджастхане является классическим примером лингвистической и этнической непрерывности, при которой одни разговорные языки и диалекты переходят в другие постепенно, через серию промежуточных языковых форм; в то же время группы населения, территориально удаленные друг от друга, обычно резко отличаются в этническом и языковом отношении».

Таким образом, мы подошли к пониманию того, что в Индии «малые этносы», или локальные этнические группы, имеют достаточно размытые границы; большие же этнические группы, как правило, находящиеся друг от друга в большом отдалении, отличны во всех отношениях и активно стремятся к самоидентификации.

Причиной борьбы между этническими группами, как правило, являются их признаки различия. Наиболее определяющим в этой борьбе фактором служит та или иная конфессиональная принадлежность. Как известно, Индия считается страной двух религий, не смотря на то, что страна наполнена различными течениями и сектами. В борьбу вступают, как правило, представители индуизма и ислама. Хотя были выражены и сикхские движения. В истории наиболее широко известен факт разделения Индии на собственно Индию и Пакистан. Этот раздел был замешан на религиозной почве, и не является в полном смысле этническим конфликтом, хотя, бесспорно, в новь образованный Пакистан шли мусульмане-пенджабцы, мусульмане-бенгальцы, мусульмане-гуджаратцы. Именно по причине принадлежности мусульман и индусов прежде всего к тому или иному этническому обществу Индии дает нам право говорить о проблеме религиозной розни в контексте национального вопроса. Когда в 1947 году Английское правительство огласило план Маунтбеттена о разделе Индии по религиозному принципу, оно предопределило судьбу Кашмира и породило борьбу между Индией и Пакистаном за обладание этим штатом. Спор идет вокруг региона, отличающегося как этнической пестротой (т.к. это район соседства индоевропейских и монголоидных народов), так и уникальным географическим положением. В тот год ряд пограничных племен выступило с восстанием, однако опять же, с негласного подстрекательства Англии. В 1949 году между Индией и Пакистаном была установлена временная линия прекращения огня, которая разделяла Кашмир на две части: 63% отошло к Индии, 37% – к Пакистану. Это видимое перемирие было временным. В 1965 году конфликт возобновился и начал принимать более широкие масштабы. Сегодня группы боевиков разного толка ведут борьбу за независимость штата Кашмир и выделение его из состава Индии. «Более 300 человек погибли в Индии за последние три дня. Еще 30 мусульман погибли в пятницу в ходе кровавых межобщинных столкновений в индийском штате Гуджрат. Индийская армия отчаянно пытается развести многотысячные толпы индусов и мусульман и восстановить порядок. Столь серьезных столкновений Индия не знала более десяти лет» – сообщала интернет – газета «Експерт-Центр» 2 марта 2002 года. Конфликт так же был зарожден на почве индусско-мусульманской борьбы. Страдают и христиане. По данным парламента на 2004 год, штат Уттар-Прадеш стоит на первом месте по числу жертв: в 91 инциденте в этом году было убито 29 человек, в штатах Гуджрат и Махараштра погибли 14 и 10 верующих соответственно. В штате Орисса зафиксировано 13 случаев нападений на представителей христианских общин.

Борьба в Индии между различными этническими обществами, как говорилось ранее, основана, прежде всего, на религиозной розни. Эту борьбу поддерживает внешняя политика Пакистана, стараясь вырвать из этой склоки кусок и для себя. В 1969 г. на выборах победила Народная Партия Восточного Пакистана, добивающаяся автономии Бенгалии. В ответ пакистанская военщина развязала геноцид против бенгальского народа, который привел к бегству 10 млн. чел. в Индию, что легло на нее тяжелым бременем. Критика со стороны Дели была расценена в Исламабаде как “вмешательство во внутренние делаьоПакистана”. На территории Бенгалии создано независимое государство Бангладеш. Правительство Пакистана выступает с недвусмысленным высказыванием: «кашмирцы сами должны бороться за свои права, и в этом случае Пакистан им поможет». Пакистаном оказывается массированная пропагандистская и иная поддержка кашмирским и сикхским сепаратистам.

Проявление сепаратизма в независимой Индии – наиболее острая проблема на сегодняшний день. Мы уже говорили о мусульманском сепаратизме в штате Кашмир, кроме того, сильны сикхские вооруженные выступления в Пенджабе, движения мизо и нага на северо-востоке Индии. Однако ассамский этнический сепаратизм, представленный Объединенным Фронтом Освобождения Ассама (ОФОА), развился за 20 лет своего существования из малоизвестной группировки в сильную и влиятельную организацию, которая выступает за выделение Ассама из состава Индии и получение им независимости. С самого начала своего существования данная организация придерживалась маоистской идеологии. В частности, главнокомандующий ОФОА Пареш Баруа (который никогда не был в КНР) утверждал, что произведения Мао Цзэдуна являются настольной книгой для любого революционера. “Суверенный социалистический Ассам” ОФОА намерен установить посредством “тотальной социальной революции”.

Северо-восточный штат Ассам имеет большое стратегическое значение для всей страны: здесь проходит граница Индии с Китаем, Бангладеш, Бутаном и Мьянмой. Ассам характеризуется достаточно сложным этноконфессиональным и демографическим положением. Сложное положение в штате еще более обострилось в результате хлынувшего потока беженцев (в основном, бенгальцев-мусульман, тогда как большинство ассамцев исповедует индуизм) после образования Бангладеш. В штате обострились межэтнические и межобщинные противоречия, которые вылились в выдворение из Ассама «иностранцев».

В настоящее время в штате Ассам вооруженную борьбу против властей ведут группировки боевиков из племен бодо, самые влиятельные из которых – Национальный демократический фронт Бодоленда (НДФБ), “Силы тигров освобождения бодо” (СТОБ) и “Силы безопасности бодо” (СББ). Однако целью борьбы именно этих группировок является не отделение от Индии, а создание из населенных бодо районов Ассама своего штата – Бодоленда.

Исследователи также отмечают социально-экономические причины межэтнических конфликтов, вызванных борьбой за территорию, ресурсы, политическими устремлениями этнических элит. Преломление данных факторов через идею национализма актуализирует проблемы, выливается в противостояние одного этноса другому. Среди таких социально-экономических причин И.М. Семашко выделяет этнический групповой эгоизм. В Индии, подчеркивает исследователь, в основе сикхского сепаратизма лежит именно этот фактор. Особое место в ряду социально-экономических причин борьбы Семашко отводит конкуренции буржуазии различных этнических групп. «Национальная буржуазия по мере своего становления все более нетерпимо относится к своим иноэтническим конкурентам, перенося свою неприязнь на весь данный этнос». – Пишет этнолог.

В виду социаль-экономического фактора этносы стремятся к самоопределению и отделению. Одно время жители западного района штата Уттар-Прадеш требовали выделить западную часть штата в отельный штат Брадж-Прадеш в связи с якобы эксплуатацией восточным районом штата ресурсов западного. Это требование подкреплялось тем, что диалект западной области выдавался за отдельный язык.

Другим важным фактором межэтнических конфликтов, по Семашко, является демографический аспект. Национальная рознь между бенгальцами и ассамцами, как писалось выше, возникла в результате массового прилива беженцев в этот северо-восточный штат.

Естественно, данный перечень этнических и религиозных проблем Индии не является полным и исчерпывающим. Однако, он является ярким показателем ситуации, которая требует усиленного внимания и немедленных мер со стороны властей.

Премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи в своем интервью для «Независимой Газеты» определил одно из направлений борьбы с терроризмом: «Международный терроризм не имеет границ, и затронул как Индию, так и Российскую Федерацию. Международное сообщество знает все больше об источниках финансирования и лагерях, где готовят этих террористов и экстремистов. Международное сообщество должно отойти от узких оценок и противостоять этому вызову человечеству в новом тысячелетии. Совместные усилия мирового сообщества должны быть направлены на искоренение этой угрозы. Индия предложила принять всеобъемлющую конвенцию по международному терроризму. Индия и Россия должны совместно работать по сдерживанию растущей угрозы со стороны международного терроризма». Именно сотрудничество с другими странами, возможность делиться опытом и знаниями, оказывать друг другу поддержку я является наиболее важным этапом в этой борьбе. Проявляемый сепаратизм и терроризм внутри Индии так же можно назвать международным, поскольку Индия страна многонациональная. Открытое сотрудничество между штатами так же является важным фактором в борьбе с насилием. К такому сотрудничеству всегда стремился Мохандес Карамчанд Ганди. «Весь мир – моя семья» неустанно повторял он. Ганди верил, что человечество, разделенное на государства и географические зоны, в один прекрасный день объединится в одну семью, осознав, что у него одна душа, и что все люди – братья. Ненасильственная политика Ганди как нельзя более точно выражает сущность необходимых методов борьбы с сепаратизмом, терроризмом и насилием.

Для предотвращения межэтнических конфликтов, этнического сепаратизма и терроризма необходимо повышать уровень жизни населения, соблюдать баланс развития между штатами по приросту населения, темпами урбанизации, обеспеченности продовольствием и другими материальными благами. Национально-культурная автономия штатов является важнейшим фактором в борьбе с этническими конфликтами. Развития национального языка той или иной этнической группы, его функционирование в качестве государственного наряду с хинди, развитие национальной культуры и образования, наличие средств массовой информации на местных языках и т.д.

Проблема сепаратизма в Индии решается посредством принципа автономии и федерализма, путем последовательного образования автономных административных единиц преимущественно по языковому принципу – штатов и союзных территорий. В стране возросла роль таких общеиндийских организаций, как Плановая комиссия, Совет национального развития, Индийская административная служба.

В интервью иранской газете «Kayahan International» бывший первый заместитель министра иностранных дел Индии г-н М.К. Расготра сказал: «Правительство Индии старается восстановить нормальное положение и гармонию в религиозно-общинных отношениях. В полиэтническом индийском обществе, где существуют много религий и языков, индийцам надо жить вместе в гармонии и мире. Этому нет альтернативы». Хочется надеяться, что Индия в своем будущем придет к гармоничному существованию всех народов и религий, и воплотит в жизнь мечту Махатмы Ганди.