Несколько слов из древнегреческого (к вопросу о местонахождении прародины эллинов)

Введение

Древние греки считали себя пришельцами на территории Греции. Обычно предполагается, что явились они в Элладу с Балканского полуострова, т.е. севера. Однако имеются и другие мнения, которые не являются общепризнанными среди современных историков. В частности, о возможном приходе предков эллинов с территории Малой Азии упоминал Мелларт[1], да языковеды Гамкрелидзе и Иванов предполагают наличие предков греков на Ближнем Востоке в рамках теории ближневосточного происхождения индоевропейцев. Попытаемся обобщить имеющиеся данные в пользу последнего предположения подробнее.

1) Общегеографические и астрономические доказательства

Следов пребывания предков индоевропейцев на территории Ближнего Востока в древности сохранилось мало, поэтому географические доказательства следует прежде всего искать в языке индоевропейцев. Таким образом, автор работы наткнулся на два обстоятельства:
1) связано с наличием в языке индоевропейцев слова "зима", происходящего от значения "льет дождь". Подобное связано со средиземноморским типом климата, где осадки выпадают в холодный период года. В аналогичном значении ряд сходных слов сохранился и в древнегреческом и хеттском языках, но т.к. климат Греции также средиземноморский, то они могут служить только косвенным доказательством в рамках индоевропейской прародины. 
2) включает астрономические свидетельства о родине наших предков по виду звездного неба в районе 36-42 градуса с. ш., что исключает Балканы из списка возможной индоевропейской (и греческой в т. ч.) прародины. Более того, 36 градус с. ш., как выяснили современные астрономы, фигурирует в поэме древнегреческого поэта Арата, посвященной созвездиям звездного неба.

2) Лингво-историческая и мифологическая основы

А) Греко-угарито-кавказская мифологическая параллель

Известны многочисленные параллели, которые связывают греческую мифологию с ближневосточной. Это, например, мотив смены поколений богов и другие[2], на которых мы не будем подробно останавливаться. Но перечитывая однажды греческие мифы, автор вдруг заметил, что афинский миф о богине Афине и младенце Эрихтонии он уже вроде бы где-то встречал, но в иной трактовке. Первое впечатление оказалось верным – в словаре[3]действительно нашелся похожий миф[4]!

В III-II тыс. до н. э. на побережье Средиземного моря располагался небольшой, но очень важный город Угарит, архивы которого сохранили ряд мифологических сюжетов после гибели города в результате землетрясения в XII веке до н. э. В частности известен сюжет о женитьбе местного бога Йариха на богине Никкаль. При этом отец Никкаль Хириби (Харгабби) противится браку, предлагая Йариху вместо Никкаль взять в жены Пидрай – одну из дочерей бога Балу или Йабардамай – дочь (?) бога Астара. Однако Йарих настаивает на своем и выплачивает огромный выкуп за право брака с Никкаль. Кусарот – божественные помощницы при рождении детей (соответствуют греческим харитам или римским грациям) благославляют Никкаль на рождение сына.

Но сравним с приведенным выше рассказом греческий миф, где автохтон Аттики змееногий Кекроп, который выбрал дар Афины – оливковое дерево, а не соленый источник в ее споре с Посейдоном, имел трех дочерей. Благодарная Афина поставила их стеречь змееногого младенца Эрихтония, скрытого в ларце. Он был рожден Геей (Землей) от семени Гефеста. Конечно, женское любопытство пересилило запрет не открывать ларца, и дочери Кекропа подняли крышку. Пролетавшая мимо ворона насплетничала об этом Афине, и та наказала не в меру любопытных женщин безумием, кончившимся смертью. Звали дочерей Герса ("роса"), Аглавра ("световоздушная") и Пандроса ("всевлажная"). Иногда упоминается в мифе и форма Агравла ("полебороздая"). Да и богиня Афина иногда тоже именуется Аглавра и Пандроса[5]. Имеются и иные варианты сказания, но они пока не имеют особого значения.

Автор обратил внимание на другое: у бога Баала было 3 "банат" (то ли жен, то ли дочерей), которых звали Пидрай ("жироносная" или "питательница"). Таллаи ("росная") и Арсаи (или Арцай – "земля"). Однако у С. Гордона[6] их имена толкуются как "свет", "роса и дождь" и "земля". "Банат" близки и к невестам, которых предлагают Йариху вместо Никкаль. Можно отметить, что последние кальки (переводы) их имен сходны с именами дочерей Кекропа. Дальнейшее исследование "сирен созвучия" выявило сходство имен Кекроп и Хириби, Эрихтоний и Йарих. Да и имена Герса и Арсаи, Пидрай и Пандроса явно фонетически близки. Кроме того, и у Гомера женой Гефеста числилась Харита (Hom. Il. XVIII 382-392).

Не хватает для полного совпадения в этом комплекте только имени Никкаль у греков. Заинтригованный автор открыл словарь "Мифология" и первое же слово, попавшееся ему на глаза, было Ника (Нике) – один из эпитетов богини Афины. А уж она едва ли не главное действующее здесь лицо! Таким образом, налицо почти полное совпадение круга действующих лиц в мифологии Афин и древнего Угарита.

В ходе работы однако автора не покидало ощущение, что и афинский и угаритский миф он уже неоднократно встречал в литературе, но в другой трактовке. Еще раз припоминая прочитанное, автор убедился, что схема, положенная в основу рождения младенца от Земли, напоминает схему рождения ребенка из камня в эпосе о нартах. Нарты – герои многих сказаний народов Кавказа – осетин, абхазов, абазин, адыгов, убыхов, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей. Упоминаются они и в фольклоре некоторых народов Дагестана (тюркоязычные кумыки и др.), отдельных грузинских этнических групп – сванов, рачинцев, хевсуров[7]. В одном из вариантов нартского эпоса некий пастух увидел женщину на противоположном берегу реки, но не смог преодолеть водный поток, трижды отбрасываясь им обратно. Тогда он попросил женщину обнажиться и выпустил в нее свое семя. Испуганная видом возбужденного пастуха, та спряталась за камень, в который и попало семя. После этого в камне появилось изображение ребенка, которое по совету пастуха женщина передала "на доработку" кузнецу. Вместо богини Афины в этом варианте мифа, правда, выступает Сатана (Сатаней), однако, эти имена также близки фонетически, т.к. Афина пишется через греческую фиту, которую в русской речи может заменять и буква "т". Более того, А.И. Немировский приводит прежнее имя Афины именно как Атана[8]. Известно также, что в осетинской версии эпоса имя Сатаны упоминается в форме Афсина (Ахсина)[9]. Учитывая, что действие сюжета происходит у реки, а "шутник" Посейдон, который и натравил Гефеста на Афину, был и владыкой рек, сходство еще более усиливается!

Похоже, здесь наши изыскания хорошо согласуются и с идеями лингвистов, которые тоже отмечают ближневосточные мотивы в сказаниях у кавказских народов. Известны две версии фригийского мифа о Зевса (о происхождении двуполого существа Агдистиса из цикла мифов о Кибеле) в изложении Павсания и Арнобия, которые использовал еще Н.С. Трубецкой, когда приравнял рождение из камня рождению из земли. Он же отмечает появление из скалы и самого Митры в некоторых вариантах сказаний[10]. Таким образом, наше предположение о похожести афинского мифа на эпос нартов получает дополнительное подтверждение.

В.Г. Ардзинба[11] сравнивает наречение младенца именем у нартов с аналогичным обрядом хурритов в мифе о Кумарби и Улликумме. Там же отмечается и поход героев мифа к реке. Более того, с рождением из камня давно связывается и иранский Митра[12]. На этом основании весь первоначальный сюжет возводится именно к хурритскому источнику[13]. Да и Улликумме рождается от "брака" со скалой, лежащей в Холодном озере. Здесь же отмечается и связь с адыгским эпосом об Абрскиле у Ш.Х. Салакая. Поражение бога грозы и Сасрыквы (или Сосруко) при этом сравнимо с борьбой громовержца со змеем, например, у хеттов. При этом дело для героя-богоборца кончается неизменно плохо. Сатаней здесь похожа на богиню Инару у хеттов как помощница бога в борьбе с опасностью. Так, брак Инары и Хупасии сравнивается с таковым у Сатаней и пастуха. Гибель героя связана здесь с камнем[14].

Все это позволяет предположить наличие еще какого-то более древнего источника из которого заимствованы все эти сюжеты. Не потому ли в частности, богиня Афина оказывается связанной со змеей подобно библейскому Сатане? С нартской Сатаной связано и появление первого коня. Но самое поразительное, что матерью Сатаны одно из преданий называет Лалуху-Гуашу. Не иначе здесь мы имеем дело с лелегами греков (лулахи хеттов). Последнюю возможность уже давно отметил Э. Лярош[15]. Возможно, что к лелегам близки и лулубеи про которых точно известно, что их имя обозначает просто "соседи, чужаки"[16].

Б) Еще одна новая греко-хеттско-семитская параллель

В качестве продолжения мифологической темы отметим, найденное автором новое соответствие, что Силач-Балу с горы Хази (Алиййану-Балу) – главный герой мифов Угарита, входящего в состав Хеттского царства, сопоставляется со змеем Иллуянкой хеттов не только фонетически. Ведь и у хеттов столкновение со змеем бога грозы происходило на той же горе Хази (современная гора Акра)! Интересно сравнить Алиййану как с названием прародины индоариев Арианой (библейский Харран?), так и именем предка эллинов Эллина. Ведь и греческий Зевс боролся с драконом Тифоном на реке Оронт и тоже сначала потерпел поражение подобно богу грозы в мифе хеттов. Даже афинский Эрихтоний, чье имя иногда производят от древнегреческого "шерсть" – erion[17], не был ли связан с той же Арианой по имени? Впрочем, существует и более существенная иранская параллель – в фольклоре и сказках осетин сохранилось понятие аллон-биллон, связанное с исчезнувшим самоназванием осетин как аланов (современное название Северной Осетии – также и Республика Алания). Его связь с вышеприведенным Силачом-Балу настолько очевидна, что не может быть не замечена.

Очень любопытным выглядит также имя победителя змея Иллуянки в хеттском мифе человека Хупасии (Хупасис). Учитывая сравнительную близость хеттского и русского языков можно предположить, что Хупасис не столько имя сколько профессия. Может быть это Купец? Его действия вполне подходят под деятельность недобросовестного торговца, который пользуется слабой устойчивостью к вину аборигенов и обманывает их. Кстати, и богиня Инара, выбравшая помощником Хупасию, явно может иметь отношение к вину по имени. Тем более, что слово "вино" ближневосточного происхождения.

Заметим, что и имя жены Прометея Азии легко рифмуется с названием горы Хази и реки Аси. Интересно, что название современного города Газа в Палестине возводят к ивриту, где азаз "быть сильным", или арабскому азиз, азизо "сильный, могучий"[18], что может отражать и имя горы Хази. Возможно, в древности исток реки Аси считали начинавшимся именно с этой горы, как это практикуется в топонимике у некоторых, например, тюркских народов.

С именем "Силача Балу" сопоставляется и название государства Аррапхэ (точнее, Аррафхэ) – "(город), принадлежащий Дающим", или Ал-Илани – вероятно, аккадский перевод – "Город богов"[19]. Первопредком якутов тоже числится некий Эллэй. Впрочем, подойдет сюда и иранское хейль – "племя"[20]. Сравним с этими словами и современное французское alliance – союз между государствами, в широком смысле – "союз, объединение". Похоже, что все они взаимосвязаны между собой! Можно сравнить с этим наименование палван (пелуан – из персидского пехлеван) – силач-борец и библейского филистимлянина по имени Голиаф, которого нередко сопоставляют с лидийским Алиаттом[21].

Любопытно вспомнить и о наличии Калинова моста в ряде русских сказок, где богатырь сражается со сказочным многоголовым змеем! Хотя у М. Фасмера[22]имя Калин сравнивается с алтайским понятием kalyh "толстый", но может быть, и оно шло из глубокой древности, когда силач был достаточно грузным? Вспоминается и имя кельтского героя Кухулина (и кельтского кузнеца Куланна) и даже греческого Геракла Калинника, взявшего Трою. Может быть, последнее прозвище сначала тоже было не "победитель", а просто "силач"? Сюда же можно отнести греческую богиню победы Нику, которую мы отождествили по имени с угаритской Никкаль. У древних индийцев известенКалия – ядовитый стоглавый змей, обитавший в реке Ямуна (Калинди), где он был побежден и выгнан Кришной. Кирейн Кройн у шотландцев – гигантский водяной змей. Даже у китайцев дракон именуется лун, а Хайлун – ван является морским царем драконов.

Вспоминается в этой связи название реки Амур у китайцев как Хейлунцзян ("река черного дракона"), но не был ли первоначальным вариант Хайлунцзян ("река морского дракона")? Ведь понятие "моря" в древности связывали и с реками. В современном арабском Бахр – название реки Нил переводится как "река", но буквально можно было бы перевести и "море". Греческое же название реки Эль-Аси – Оронт можно соотнести с индоевропейским *or-u-n "море"[23]. Вспоминается также тюркское куль, коль – "озеро", а также и.-е. *Hul-n- "волна"[24].

Более древние параллели напрашиваются с борейским *qal^, а также индоевропейским *Hel- "нижний", хеттским haliia – "преклонять колени", hallu "глубокий", семитским *hl- "нижний"[25]. Можно вспомнить и приводимые там же борейские корни для понятий "род", "червь" и даже "холодный" и "голый". Допустима взаимосвязь данных понятий с борейским "жить" *el^ и семито-хамитским ,hl – "племя, жилье"[26] и арабским ахль – "большая семья, родовая группа"[27]. Не с последним ли словом связано имя греческого героя Троянской войны Ахилла?

Арамейское galila "округ, край"[28] и даже golla на телугу, что значит "пастух"[29], heilag (др. – верхн. – нем.) – "святой, священный"[30], либо даже греческое helix (helikos) (название горы Геликон – места обитания муз и Аполлона[31]) также могут свидетельствовать о древних остатках связей между народами. Так, в латыни alienus – чуждый, незнакомый, чужой образовано из alius – другой (при греческом – allos). В современном английском alien – чужой, иностранец, инородный. А мифологические царства мертвых Хель и Похьела у скандинавов и карелов?

Любопытно, что в современном иранском халие, арабском халидж означает "залив"[32]. У Панини встречается также термин halya "поле, обработанное плугом"[33]. Не здесь ли скрыты истоки пахоты на змеях в славянской мифологии?

Интересно, что даже чукотские кэле (корякские кала) – злые духи, несущие болезнь и смерть, могут быть сопоставлены с той же компанией. Живут эти духи под землей или в пустынных местах на западе (но не на море!). Проникают в очаг с левой стороны. Иногда тоже бывают с несколькими головами (животных или людей с острыми головами) и одноглазые. Держат черных собак (или медведей) и т.д.[34]. Собственно, сходные имена в мифологии встречаются достаточно часто. У греков Калидн – сын Урана, первый царь Фив (ср. калидонская охота), прорицатель Калхант, связанный с толкованием взятия Трои в эпизоде со змеей, богиня Кали в индуизме как ипостась Деви – жены Шивы, Калу – этрусский бог смерти, Калевипоэг – сын богатыря Калева у эстонцев, хала у южных славян – змей или дракон и т.п. Вспоминается и прародитель эллинов Девкалион, где дева, вероятно, бог, учитывая близость греческого и индо-иранского языков. В гроте горы Киллены родился Гермес (ср. Хормуста и название горы Арарат по-армянски как Масис).

При этом можно также допустить, что мифический основатель персидской царской династии Ахеменидов носил тоже имя, что и греческий Агамемнон, если не являлся им самим. Подобное напрашивается при сравнении количества имен Перс, Парис в греческой мифологии и возможной стыковкой предков греков и персов на Ближнем Востоке. Вероятно, имя Агамемнон отражает искаженную индоевропейскую основу слова *ak-men "камень". Эта же основа возможно лежит в имени матери Геракла Алкмены, и таким образом герой родился от "камня", как и другие боги и герои древности[35]. Более того, рядом с Троей находилась гора Ида, которая легко сопоставляется с авестийским haraiti – "гора". А вот это уже опять возвращает нас к греческой Харите-хурритке. Круг мифологических понятий замыкается снова.

В) Свидетельства языка, истории и мифологии

В самой Греции существовали сходные между собой аркадский и кипрский диалекты (Аркадия – внутренняя область Пелопонесса), хотя от берегов материковой Греции до Кипра 800 км, а до ближайшей с острова Кипр греческой земли (остров Родос) – 400 км. Этот факт очень удивлял еще древних греков[36].

После этого заинтересовавшись древнегреческим языком, автор-географ обратил внимание, что древнегреческая "граница, предел" amm-oria[37]созвучна имени древнего народа амореев. – А нет ли в том же языке еще сходных созвучий? – подумал автор. Почему бы не попробовать взять другой какой-нибудь известный ближневосточный народ и проверить на его наличие древнегреческий язык? Сразу обращает внимание на себя древнегреческое cwrithV близкое современному понятию "туземец, абориген", но часто обозначающем просто местного или сельского жителя[38]! Это слово очень напоминает еще один древний ближневосточный народ – хурритов. Еще одно любопытное слово martuV "свидетель". В общем контексте напрашивается вывод, что в свидетели обычно призывали бога (если никого из родственников поблизости не было). Может быть, и здесь мы имеем дело с богом амореев Марту (Мардук?) – "западный" – шумерским названием амореев?

В сочетании с уже отмеченными "амореями" у греков картина складывается прелюбопытная. Получается, что, судя по древнегреческому языку предки эллинов жили среди хурритов, границей своего проживания считали распространение амореев, а клялись богом Марту! Тогда получает объяснение многочисленный ряд северокавказских заимствований в древнегреческом языке[39], из которых для мифологии наиболее интересно имя Психеи (Yuch – "душа, дыхание, при наличии на Северном Кавказе бога души Псатха).

Любопытно, что по-гречески ammoria означает также несчастная судьба, беда и т.д.[40]. Но ведь за судьбу человека отвечали даже не олимпийские боги, а архаические мойры. Их число колеблется от одной у Гомера до двух у Павсания и трех в олимпийской мифологии[41]. Прослеживается явная связь их имени с теми же амореями, впрочем, возможно, как и козы Амалтеи (армянский Мелтей?), вскормившей Зевса. Интересно, что матерью мойр называют богиню Ананке ("необходимость"). Однако известно, что страной (аккадское – "мату") амореев вполне может считаться территория Ханаана (искомая Ананке?). Здесь в древности находился мировой центр производства пурпурной шерсти и ткани. Не в этом ли и причина, что Ананке изображают вращающей мировое веретено? Заметим, что Ханааном первоначально называлась лишь небольшая область вокруг древнего города Угарита. Только потом это название распространилось на более обширную территорию Восточного Средиземноморья[42].

Не связана ли и богиня лжи Апатэ с иранским абад, апат – город? Ведь в сказках "1001 ночи" в дураках часто остается бедуин-кочевник, обманутый ловким горожанином? Сравним имена этрусского демона царства мертвых Хару и бога западносемитской мифологии Хорона (очевидно, божество подземного мира) с греческим перевозчиком в страну мертвых Хароном. Сходство этих имен в связи с нашими ближневосточными параллелями становится очевидной все больше. Нет ли здесь связи с названием местности Харран?

Г) Легендарные генеалогии

Интересно, считали ли греки и себя амореями? Этот вопрос правомерно задать, т.к. амореев – границу можно понимать двояко: либо как чужое племя, ограничивающее территорию своего проживания, либо же площадь, занятую самими предками эллинов. В греческих генеалогиях встречается Ксуф (Ксут). Он явно равносилен библейскому Сифу, т.е. Суту – предку всех амореев (ср. адыгейское цIыфы – человек). Правда, Ксут считался братом Дора и Эллина, но отцом Иона и Ахея! Вопрос получается открытым. Но не исключено, что часть греков вышла из амореев! В последнем случае стоит вспомнить, что `amm- на древнееврейском – "народ". Поэтому возникает законный вопрос: уж не пытались ли и индийские арии подчеркнуть свое аморейское происхождение, называя себя "народом ариев", т.е., по сути, амореями? Ведь не зря же в древнегреческом слово пишется через дефис, а "народ" противопоставлен "ариям" (есть в Индии и современный народ ория!). Так, Зевс у греков нередко именовался Морием, а Зевс и Аполлон назывались и мойрагетами ("водители мойр").

Еще более интересны греческие скифы. Уже одно их название наводит на мысль, что оно аналогично имени Сиф. В арабских преданиях нередко упоминаются исчезнувшие народы, чье имя говорит, что перед нами те же скифы, например, асхаб-ар-расс. Последнее наводит на мысль, что перед нами … "народ земли" (арец – "земля" в древнееврейском), т.е. возможно скифы-пахари у Геродота. Не здесь ли на Востоке взял он легенды о них? Тогда пользоваться его сведениями относительно Причерноморья может оказаться опасным. Помещает же он здесь народ синдов (древних индийцев?).

Множественное число арабской формы – "сахиб" сразу наводит на недавнее индийское обращение по отношению к европейцам, т.е. "господин" и перенятое индийцами из арабского языка. В связи с этим обращает на себя внимание и название реки Сеха, встречаемое в исторических источниках, а также современное название гор Ансария в Сирии как Эс-Сахилия. Можно вспомнить и современное английское chief (шеф) и французское chef.

Даже имя индийской Ситы может быть, пожалуй, связано с именем библейского Сифа (возможно, суту по-аморейски)[43]. Так и некоего Карну в "Махабхарате" выловил из реки человек из племени суту. Имя Сута носил также первый ученик Вьясы, это же имя стало нарицательным для всех поэтов и сказителей. Обращает на себя внимание, что имя Вьяса может происходить из хаттского обозначения "боги" wa-sh-ab (ср. абхазское уа-шхо[44]). Да и в санскрите встречается suta сын, мальчик, suta дочь, девушка.

Не оно ли и дало в древнегреческом "басилей", подобно образованию названия города Библа через *Gwiblos[45]? У И.Д. Амусина[46] можно познакомиться с трактовкой названия амхаарец ("народ земли"), но не было ли это лишь искажением "аморей" как народа земледельцев (пахарей)? Да и исполнители народного эпоса якутов именуются олонхосутами. Не исключено, что и олонхо в этом слове образовано от названия реки Оронт.

Между прочим, аморейское гайу – основная родоплеменная ячейка аморейского общества (древнееврейское гой – "народ", особенно "чужой народ"[47]) при аккадском Хайа (шумерское Энки) – хозяине подземного океана пресных вод, что сравнимо с легендарными именами Хайк и Кий и дажеГея – Земля неплохо вписываются в общую концепцию.

Строго говоря, И.М. Дьяконов, относя амореев к западной ветви семитских языков, забывает об одной детали. Эта деталь – понятие амореев в древности не было языковым, но территориальным! Ведь и позднее "хеттами" считали всех жителей Сирии и даже Палестины к западу от Евфрата, и не только одних индоевропейцев-хеттов, но и семитов Финикии именовали также. По логике И.М. Дьяконова следовало бы отнести семитов данного времени на этом основании к индоевропейцам! Ведь в древности понятия не имели о языковом родстве, всех не греков эллины именовали варварами.

Здесь для начала достаточно заметить связь названия греческой областиАттика и страны Хатти (Хеттское царство). Кстати, название Kittim (Крит?) также явно восходит к названию Хеттского царства Hatti[48]. Вспомним, что сами хетты именовали себя "неситы". Это слово явно имеет отношение к аккадскому nise "люди" (не отсюда ли и древнейшие истоки русского "нищие"?). Последнее повторяется и в арабском наслун "поколение, потомство"[49]. Однако в древнегреческом "неситов" нет, но имеется слово an-hsshtoV "непобежденный"[50]. Может быть здесь отражена роль предков эллинов как разрушителей Хеттского государства? Ведь "а" у греков частица отрицания. Сравним это также с греческим nesos – "остров" и названием легендарного города Нисы, связанной с богом Дионисом.

Впрочем, от названия хеттов могло пойти даже наименование у греков "этнос" (eJnoV) для племени, народа (вероятно, первоначально чужого племени и народа). Здесь можно вспомнить также др.-инд. термин нишада как обозначение отсталых племен. Любопытно, что древние индийцы считали умыкание невесты признаком низкой культуры[51]. Если вспомнить, что этим отличались недавно некоторые народы Кавказа, близкие по языку хурритам, то выводы можно делать довольно интересные. С другой стороны nise есть всего лишь перевод шумерского uku (ед.ч. un(g)[52]. Что если последнее сопоставить с названием вызывающей споры страны Аххиявы и с современным арабским термином "уххува" – "побратимство"? Подобный обычай вступления более слабых племен через побратимство своих членов в более сильные племенные организации был широко распространен еще и в недавнее время[53]. Более древнее наименование этого обычая аххуту, а псевдоусыновления – маруту[54]. Вспомним, что "усыновил" богов Марутов (ср. Марту) сам Индра – косвенная связь предков индийцев с Ближним Востоком таким образом усиливается.

Даже имя предка угаритян Карату явно сопоставляется с греческим "kratos" "власть, сила, господство". Но сама Харита уж не хурритка ли первоначально? Тогда и угаритская Масат-Хурай могла бы быть, скорее всего, Музой Харитой. Ведь сравнимы же имена музы Талии и харит Талло и Талии. Да и само слово "муза" вполне могло бы происходить от хурритского понятия "высокий" – muz[55]. Ведь жили то музы на горе Парнас. Эту связь муз с горами (и мышами) отметил еще В.Н. Топоров[56].

Любопытно, что и некоторые изображения Аполлона (царь Пабелли угаритского мифа?) содержат 3 фигурки харит. Примечательно, что к харитам скорее близки по имени латинские фурии. С ними отождествлялась в римской и италийской мифологии и богиня Фуррина[57]. Как раз музы thoyrides – "неистовые, бурные" одного корня с фуриями Италии[58]. Сразу же вспоминаются неистовые валькирии скандинавских саг и даже индийские валакхильи, чьим отцом был Крату. Занятная получается "сирена созвучия" в связи с нашими изысканиями, особенно, если сблизить имена Крату и Бхарата – легендарного прародителя индийцев. Сам индийский бог Шива в числе многочисленных эпитетов к своему имени имел и эпитет kirata, т.е. похож на угаритского Карату[59].

Интересны в связи с харитами и мусульманские гурии (от арабского "хур" – "черноокие"), т.к. и библейский рай был где-то в этом районе, да и харимту звали на Ближнем Востоке проституток[60]. Более того, напрашивается возможное происхождение имени куретов от хеттского (hardu-) и лувийского (hartu-) слов со значением "потомок", сопоставляемого В.В. Ивановым со старославянским родъ[61]. Можно вспомнить и иер. лув. hartuva- "правнук"[62], а также общесемитское *`ardun "земля".

Д) Прочие "сирены созвучия"

Сравним между собой также латинское ora, происходящее от os (в т.ч. "устье реки") со значениями 1) граница, предел, край, 2) берег, побережье и 3) страна и греческое oroV "межевой знак, граница". Это тоже можно попытаться связать с амореями и рекой Эль-Аси (греческий Оронт). Это единственная более-менее крупная река Восточного Средиземноморья, имеющая постоянный сток и летом, зимой. Если же учесть еще греческое khoridzo "разделять, разграничивать"[63], то и тут мы явно сталкиваемся с хурритами (не здесь ли лежат истоки имени греческой богини Хариты?). Теперь вспомним, что боевой клич у греков был алала, элелеу (типа современного "ура"[64]. Однако алала (алали) – клич пахаря и божество плодородия у древних хурритов[65]. Слишком много получается "сирен созвучия"!

С библейскими героями греческую мифологию связывает, например, любимая Зевсом Ио. Для этого достаточно сопоставить ее имя с именем многострадального (точно также как и Ио!) Иова. А история военачальникаИеффая, пожертвовавшего своей дочерью ради победы, очень напоминает жертву Ифигении перед Троянской войной. Возможно и имя Атланта связано с именем змея Латану (библейский Левиафан), тем более, что в саду данного титана змей имелся.

При представлениях древних о поддержке земли гигантским змеем (китом, слонами) это позволяет сделать довольно любопытные выводы. Так, сравним имена Левиафан и Дельфин с греческим "элефас" – "слон" (латинское "элефант"). Похоже, их объединяло когда-то понятие "огромный, чудовищный зверь, брызгающий жидкостью", давшее начало мифу. Это просматривается, если сравнить индоевропейские имена некоторых животных[66], где по корням языка заметна попытка древних "классифицировать" вместе слона, лисицу, волка, льва. Так,в и.-е. *ulk/h/o-// ulp/h/- волк, *leb/h/-ont/h/- // leHb/h/o- слон, слоновая кость, leu- лев, ul-o-p/h/(e)k/h/-(a) лиса, шакал, прослеживается основа lb (lp/h/) близкая ностратическому слову со значением "липкий".

Что могло объединить в глазах наших предков столь разных животных? По нашему мнению, индоевропейская основа "брызгать", основанная на их поведении. При этом у кошачьих и псовых известна манера метить территорию мочой, а слон может пускать фонтаны хоботом. Вспомним, что пускать фонтаны способен и кит (дельфин) и объяснение получается строго логичным, а главное – близким уровню мышления первобытного человека. Более того, пропавший хеттский Телепинус (имя, аналогичное греческому Дельфиний) способствовал прекращению размножения в природе, что также можно интерпретировать, исходя из основы "брызгать" (в современном русском она явно сохранилась в форме примитивного ругательства). При этом просматривается и связь ругани с древней "охранительной" магией.

Сходный с хеттским сюжет с опоением змея героем с его последующим убиением мы находим в … Японии. Бог Сусаноо (брат богини Аматэрасу) убивает там 8-хвостого дракона Ямато-но-ороти. Однако в современном Оронте никакие "драконы" не водятся. Но вспомним, что в Китае драконов отождествляли иногда с крокодилами. Вероятность того, что в реке Эль-Аси последние ранее встречались, есть. Так, южнее в Израиле в реке Церка эти рептилии были истреблены только в начале 20 века[67]. Нильские крокодилы очень часто подстерегают добычу именно у водопоев, что позволяет совместить их с драконами мифов.

Но вернемся снова к амореям. В санскрите amarta, amara – "бессмертный". Интересно, что подобным образом назывался отборный полк у персов[68]. Он приводит версию "народной этимологии", что убитые "бессмертные" заменялись новыми воинами, и численность полка всегда потому оставалась постоянной. Но, учитывая племенную организацию войск древнейшего времени, можно предположить, что во главе персидского ополчения когда-то шли амореи. Если они потом стали "бессмертными", то это как раз и есть результат неадекватного перевода племенного названия на персидский язык, когда-то очень близкий древнеиндийскому.

Кроме того, бог амореев Иль-Амуррим окажется похожим не только на финского Ильмаринена, но и на русского Илью Муромца (не все, кстати, соглашаются с его муромской "пропиской"). К тому же "а" в начале русских слов встречается исключительно в составе заимствованных слов, что давно замечено языковедами[69]. Калин-царь же превращается в Силача-Балу с горы Хази (Алиййану-Балу).

Похоже даже славянского прародителя Даждьбога, внуками которого они являются согласно "Слову о полке Игореве", звали первоначально … Тешшуб! Его имя в форме Дашуба отмечено еще у А.С. Кайсарова[70]. Глубокую древность данного образа отмечают и В.В. Иванов с В.Н. Топоровым[71]. Возможно и Стрибог славян как- то связан с семитским Астаром и греческим Астреем, которого генеалогии греков связывают с ветрами как и славянского Стрибога. Тот же ветер Зефир связывается сегодня с прасеверокавказским *cibir(V) "зима"[72]. Нет ли здесь связи и с названием сирийской реки Кебир (или даже реки Хабур – притока Евфрата или Тигра)? Можно вспомнить здесь также и народ субиру у шумеров, который отождествляют с хурритами Верхней Месопотамии. Ведь и сирийские горы Эз-Завия могут быть не только созвучны имени Зевса!

Между тем И.М. Дьяконов утверждал, что "… кроме того, следы субстрата в любом языке сказались бы в именах божеств"[73]. Что же перед нами как не искомый субстрат? Ведь те же хетто-лувийцы были пришельцами на Ближнем Востоке и просто обязаны были перенять чужих богов (на всякий случай, считали древние, это не повредит). Классическая "сирена созвучия" в лице адыгского бога души Псатха и греческой Психе ("душа, бабочка") также получает в нашем исследовании довольно логичное объяснение. Достаточно много северокавказских заимствований в древнегреческом приводится и у Николаева С.А.[74]Добавим, что индийский Вритра вполне соотносится с греческим urethra (мочеиспускательный канал), если при этом привлечь хаттскую богиню вод и источников – dU-ri-e-it. Еще раз отметим, что подобные многочисленные в совокупности совпадения просто не могут быть обычными "сиренами"! Налицо именно языковые свидетельства восточного происхождения предков эллинов, да и не только их.

Общие выводы

Таким образом, даже поверхностный анализ греко-ближневосточных "сирен созвучия" в древнегреческом языке наводит на мысль, что они могут и не быть "сиренами", исходя из смыслового значения слов (семантики). Может быть правы те, кто выводит предков эллинов с Ближнего Востока? Впрочем, у И.Ш. Шифмана в качестве альтернативы выхода из подобной ситуации уже предполагаются контакты Угарита с Эгеидой с начала II тыс. до н. э.

В Угарите же по его предположениям жили минойцы и киприоты[75]. Однако на наш взгляд намного проще допустить "близнецов" в языке, мифологии и топонимике, перенесенных в современную Грецию и другие страны, чем постоянные греко-финикийские контакты во II тыс. до н. э. Получается, что комплексный подход в исследовании "сирен созвучия" в древних и новых языках может принести достаточно интересные результаты, если мы сможем удовлетворительно их истолковать (см. табл.1).

 

 

Таблица 1 

 

Наличие ключевых слов в языке и мифологии разных народов

Народы Хурриты Амореи Марту Суту р. Эль-Аси, Оронт Алиййану Гайу
Семиты Карату, Масат-Хурай, гурии Амхаарец, Абу-Мерра, г. Амурру Мату? Мардук? Сиф. Асхаб гора Хази, Асир Алиййану-Балу Гой
Индоевропейские народы
Греки Харита, cwrithV, khoridzo, куреты Мойры, amm-oria, Химера? martuV, Амалтея Ксут, Скиф, Сатир? Азия, Оронт Эллин Гея
Хетты Hurta- гора Хази Иллуянка
Славяне Родъ (Илья) Муромец Амелфа Тимо-феевна Соты? Ось? Калин, (Илья?) изгой, Кий?
Иранцы Курды? haraiti "бес-смертные" Гайомарт, Митра? Скифы Вору-Кашу Хейль, Ариана
Индийцы Вритра, Бхарата amarta, amara, г. Меру Митра? маруты Сита? Вьяса? Валин? Кали
Скандинавы Валькирии, root Имир Суттунг, Сив Асы Ермунганд?Хель? хейя?
Италики Грации Амур Марс? Сатурн?
Кельты Морриган
Армяне Мелтей Хайк
 
Финно-угорские народы
Карелы Ильма-ринен Калев

 

 


 

[*] Аспирант Тихокеанского Института Географии ДВО РАН. Сфера научных интересов: индоевропеистика, Древний Ближний Восток, природопользование.
[1] Мелларт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1982. 150 с.
[2] Подробнее см., например, Ардзинба В.Г. О некоторых новых результатах в исследовании истории, языков и культуры древней Анатолии// Маккуин Дж. Г. Хетты и их современники в Малой Азии. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1983. – С.152-180.
[3] Мифология / Гл. ред. Е.М. Мелетинский – 4е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. 736 с. 
[4]См. Харитонов А.М. Географический аспект в лингво-исторических исследованиях // География на службе науки, практики и образования. – Красноярск: РИО КГПУ, 2001. – С.65-66 и Харитонов А.М. Об одной китайской параллели к греко-угарито-кавказской трактовке мифа о чудесном рождении ребенка из камня //Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Вып.4. – Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2002. – С. 60-64.
[5] Мифология. С.14.
[6]Мифология древнего мира. – М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1977. С.213.
[7]Мифология. С.388.
[8] Немировский А.И. Мифы и легенды Древнего Востока. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. С.124.
[9] Нарты. Осетинский героический эпос. Кн. 2. – М.: Гл. ред. вост. лит., 1989. С.86-88.
[10]Трубецкой Н.С. Кавказские параллели к фригийскому мифу о рождении из камня (земли) // Трубецкой Н.С. Избранные труды по филологии. – М.: Прогресс, 1987. С.346-349.
[11] Ардзинба В.Г. Нартский сюжет о рождении героя из камня // Древняя Анатолия. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1985. – С. 128-168. 
[12]Там же, с.157.
[13]Там же, с.158.
[14] Там же, с.160.
[15] Гиндин Л.А. Население гомеровской Трои. – М.: Наука. Изд. Фирма "Вост. лит., 1993. С.60
[16] История древнего мира. Кн.1. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1989. С.178.
[17] Аполлодор. Мифологическая библиотека. – Л.: Наука, 1972. С.176.
[18] Поспелов Е.М. Географические названия мира. Топонимический словарь. – 2-е изд. – М.: Русские словари, ООО "Изд-во Астрель", ООО "Изд-во Аст", 2001. С.110.
[19]История древнего мира. С.189.
[20] Савина В.И. О типах словообразования топонимов Ирана // Топонимика Востока. Новые исследования. – М.: Наука, 1964. С.171.
[21] (Ромашко С.А.) К реконструкции языковой ситуации в Восточном Средиземноморье II тысячелетия до н.э. (Языковая принадлежность "народов моря") //Сравнительно-историческое изучение языков разных семей. – М.: Наука, 1991. С.72
[22] Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – М.: Прогресс, 1986. Т.2. 672 с.
[23] См. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Древняя Передняя Азия и индоевропейская проблема. Временные и ареальные характеристики общеиндоевропейского языка по лингвистическим и культурно-историческим данным // Древние цивилизации. От Египта до Китая. – М.: Ладомир, 1997. – С.596. (ВДИ. – 1980. – №3).
[24] Там же. С.593.
[25]Иллич-Свитыч В.М. Материалы к сравнительному словарю ностратических языков (индоевропейский, алтайский, уральский, дравидийский, картвельский, семитохамитский) //Этимология. 1965. Материалы и исследования по индоевропейским и другим языкам. – М.: Наука, 1967. С.351
[26] Там же. С.341
[27] Народы Передней Азии. – М.: Изд-во АН СССР, 1957. С.574
[28]Послелов. С.111
[29]Там же. С.119.
[30] Там же. С.116
[31] Там же С.115
[32]Там же. С.327
[33]Бонгард-Левин Г.М. Индия эпохи Маурьев. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1973. С.88
[34]Мифология. С.307
[35] См. Ардзинба и др.
[36]Кипр. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1986. С.19-20.
[37] Древнегреческо-русский словарь. В 2х тт. – М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1958. С.98.
[38] Там же. С.1794.
[39] См. Ромашко.
[40]Древнегреческо-русский словарь. С.98
[41] Мифология. С.374.
[42] Кинх Х.А. Восточное Средиземноморье в древнейшую эпоху. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1970. С.3.
[43] История Древнего Востока. Ч. II. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1988. С.270
[44]Иванов В.В. Об отношении хаттского языка к северозападнокавказским //Древняя Анатолия. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1985. С.46
[45] ИДВ. С.226
[46] Амусин И.Д. "Народ земли" (К вопросу о свободных земледельцах древней Передней Азии)// Древние цивилизации. От Египта до Китая. – М.: Ладомир, 1997. – С. 510-532. (ВДИ. – 1955. – №2).
[47] ИДВ. С.225
[48]Яйленко В.П. Архаическая Греция и Ближний Восток. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1990. С.194
[49]Косвен М.О. Семейная община и патронимия. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. С.100
[50] Древнегреческо-русский словарь. С.148.
[51] Косамби Д. Культура и цивилизация Древней Индии. – М.: Прогресс, 1968. С.127
[52] Дьяконов И.М. Реформы Урукагины в Лагаше // Древние цивилизации. От Египта до Китая. – М.: Ладомир, 1997. (ВДИ. – 1951. – №1). С.365.
[53]Саудовская Аравия. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1980. С.25
[54]ИДВ. С.80
[55]Дьяконов И.М. Хурритский и урартский языки// Языки Азии и Африки. Кн. III. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1979. С.59.
[56]Топоров В.Н. Mousai. "Музы": соображения об имени и предыстории образа (к оценке фракийского вклада) //Славянское и балканское языкознание. – М.: Наука, 1977. – С.29
[57] Мифология. С.577
[58]Там же. С.377
[59] Невелева С.Л. Мифология древнеиндийского эпоса. – М.: Наука, 1975. С.110
[60]ИДВ. С.116
[61] Иванов В.В. Разыскания в области анатолийского языкознания 15а, 18а, 19а, 20-24 //Этимология. 1979. – М.: Наука, 1981. С.135
[62]Баюн Л.С. Некоторые вопросы реконструкции общеанатолийского глагольного строя //Древняя Анатолия. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1985. С.8
[63] Языкознание. Большой энциклопедический словарь /Гл. ред. В.Н. Ярцева. – 2-е изд.- М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. С.513
[64]Словарь античности. Пер. с нем. – М.: Эллис Лак, Прогресс, 1993. С.78
[65]Я открою тебе сокровенное слово. – М.: Художественная лит., 1981. С.340
[66]Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Древняя Передняя Азия и индоевропейская проблема. Временные и ареальные характеристики общеиндоевропейского языка по лингвистическим и культурно-историческим данным // Древние цивилизации. От Египта до Китая. – М.: Ладомир, 1997. С.597
[67] Жизнь животных. – Т.4. Ч.2. – Земноводные, пресмыкающиеся. – М.: Просвещение, 1969. С.452
[68]Геродот. История. VII, 83
[69]Успенский Л.В. Слово о словах. – М.: ЗАО "Издательский дом Русанова", ЗАО "Издательский дом Пилигрим", 1997. С.159-160
[70]Кайсаров А.С., Глинка Г.А., Рыбаков Б.А. Мифы древних славян. – Саратов: Надежда, 1993. С.43-44
[71] Мифология. С.169-170
[72] Николаев С.А. Северокавказские заимствования в хеттском и древнегреческом //Древняя Анатолия. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1985. С.68
[73] Дьяконов И.М. О прародине носителей индоевропейских диалектов // Древние цивилизации. От Египта до Китая. – М.: Ладомир, 1997. (ВДИ. – 1982. – №3 – 4). С.474
[74] Николаев С.А. Северокавказские заимствования в хеттском и древнегреческом //Древняя Анатолия. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1985. – С.60-73
[75]Шифман И.Ш. Угаритское общество (XIV-XIII вв. до н. э.). – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1982. С.125-127