Понимание этноспецифичности менталитета в рамках англосаксонской культуры

Понятия "народ", "нация", "этнос", "личность", связаны – вне зависимости от того, хотим мы признать это или нет – с языком, репрезентацией знаний в нем. В этнолингвистике много проблем, много горизонтов исследований. Так, ситуацией, традиционно привлекающей внимание исследователей, является этноспецифичность менталитета и ее преодоление в открытой и считающейся с культурой педагогике.

В данной статье рассматриваются два вопроса – особенности варианта одного и того же родного языка и постижение специфики разговорной речи. Эти вопросы существенны для понимания законов, по которым существуют значения и смыслы языке, являют собой наглядную естественную модель трудностей интерпретации, понимания и перевода.

Интересными наблюдениями обогащает нас изучение ситуации "наличия двух наций, столь соединенных, сколь и разделенных одним языком", какими являются США и Великобритания. Эти исследования сообразуются и с усилением роли английского языка как языка международного общения в современном мультикультуральном мире, влиянию англосаксонского мышления на другие языки и народы. Вот эти идеи лежат в основе изучения языкового варьирования на примере английского языка и его вариантов. Начало этим исследованиями было положено ещё в шестидесятые годы известной книгой "Английский язык за пределами Англии".

 

Благородной задаче изучения и взаимопостижения культур в современном мире служит лингвострановедческое постижение Австралии – ему посвящена работа под руководством В.В. Ощепковой (Австралия 1998)[1] Удаленность Австралии и Новой Зеландии долгое время являлась фактором, затрудняющим общение, постижение австралийского и новозеландского образа жизни, национальных культур, получивших отражение в языке. Расширение кругозора в отношении этих наименее всего изученных стран мира синхронизируется с возрастанием значимости Австралии и Океании и оживлением их международных связей, с тенденцией к глобализации мира.

Поработав с лингвострановедческим словарем "A Dictionary of Australia and New Zealand", студент будет знать, кто такие Вальсирующая Матильда, Эльф, Оккерина, Билли, Дэд и Дейв, каковы на вкус павлова, веджемайт и ханги, почему машину с дипломатическим номером называют в Австралии коала, кого австралийцы называют киви или листком папоротника, что такое хонги и тики, Первый флот, Средний остров и Материк, какие суеверия связаны с опалом или веточкой цветущей акации, что значит "находиться на эвкалиптовом дереве", что такое австралийский футбол и как в него играют. Все эти реалии имеют хождение в быту, коммуникации, языковом сознании, менталитете австралийцев.

Важно не только фронтальное перечисление в алфавитном порядке лингвострановедческих реалий (так, в словаре "Австралия" под редакцией В. В. Ощепковой находится 5 тысяч статей). На основе обработки большого количества корпусного материала (в списке источников 169 наименований) значимо языковедческое осмысление проблем лингвострановедения, например, классификация разнородных реалий, обсуждение их функций, их семантической специфики и жизни в языке. К функциям В. В. Ощепкова относит:
1) концентрированное выражение особенностей национально-культурной семантики австралийского варианта английского языка.

И действительно, за словами cocky, сockatoo, сompo, coolardi, coral snake, cordial ,dingo стоят вполне определенные реалии, часто могущие быть объясненными лишь описательно.

2) образное средство текста: cоcоnut =новозел. презрит. "житель островов Тихого океана"; cockeye Bob = разг. "косоглазый Боб" = "внезапный, короткий шторм или шквал"; cockatoo = "мелкий фермер".

3) аббревиатурная функция, поскольку слово-реалия значительно короче описания: country quota = "квота для сельской местности (законодательно закрепленная система в Новой Зеландии, при которой избирательным голосам жителей сельской местности придавалось большее значение)", cockatoo fence= "грубый забор из веток и бревен". Дальнейшие примеры: conscience vote, Commonwealth star, Commonwealth Government.

4) ономастическая функция : common brown snake, Australian curiew ;

5) функция локальной, временной и ситуативной отнесенности: Coral Sea, coronus, cut .

При семантическом подразделении страноведческой лексики представляется рациональным выделить следующие ее группы:

1. Реалии политической, общественной жизни – Australian Advisory Council on Bibliographical services, Australia party, AWW
2. Географические топонимические реалии Aucklander, Arafura sea, AAT, Ayers Rock, Bananaland (образное шутливое), El Nino, Esperance doctor, First Fleet
3. Антропонимические реалии atua, Barera, blacktracker, Ern Malley
4. Зоонимы и флористическая лексика The Ashes, australite, Ayrshire, babbler, bardies, barracuda, blind snake, blueberry ash, bluebush, blue skin, bluestone, blue swimmer, elegant parrot, elephant fish, galah
5. Уникальные культуронимы Aussie, Aus, Ariki, aroha, Aranda, Arawa.
6. Лексические единицы лингвострановдения, связанные с уникальностью географической и исторической : Continental Divide; Backstation = "ферма в глубинке".

Интересно выделение культуронимов из стандартных ресурсов английского языка, создание реальности его австралийской версии.

Так, abolitionist в условиях американского варианта английского языка означает сторонника отмены рабства негров, раскрывает связь семантики с эпохой начала XIX века, конфликтом, приведшим к Гражданской войне. В условиях австралийского варианта языка это сторонник отмены высылки заключенных в Австралию.

Слово artist в австралийском разговорном начинает обозначать человека, известного чрезмерным увлечение или пристрастием к чему-либо (booze-artist, bilge-artist = a devotee). В новозеландском разговорномacid приобретает специфичную семантику: to come the acid over = действовать резко или враждебно. В австралийском сленге to put the acid on начинает означать "to extract a loan or favor etc from".

Свою специфику приобретают в менталитете и казалось бы совсем нейтральная лексика: autumn в Южном полушарии представлена мартом, апрелем, маем. В данную группу лексем входят реалии австралийском жизниbark painting, barefoot doctor.

Blue в австралийском варианте языка имеет значения "повестка в суд", "судебная ошибка", "драка" , "узелок с пожитками свэгмена", "прозвище рыжеволосого человека", "пьяный".

Специфичным может быть номинация явлений в разных вариантах языка. The bounce означает начало игры в футбол у австралийцев, ему соответствует the kick off в английском и американском.

Capping ceremony в новозеландской версии языка будет означать "день празднеств по случаю торжественного вручения университетских дипломов".

Chainman = "рабочий на конвейере(на мясокомбинате)";

Chip = новозел. "корзина из стружки для фруктов и цветов"= chip basket;

Chop = австралийское, новозел. 1) "соревнование лесорубов"; 2) "доля", "часть";

Clean potato – образное переосмысление в контексте версии языка: "освобожденный каторжник", "законопослушный человек";

Coconut= sl. новозел. презрит. "житель островов Тихого океана";

Cordial = употреблено в значении "безалкогольный напиток" (в штатах Тасмания и Квинсленд);

Cop – в австралийском, новозеландском разговорном означает "выгодная работа", "выгодное дело" ( no cop, not much cop= " не бог весть что");

Crook – в австралийском, новозеландском разговорном означает "больной" (a crook knee =больное колено). Другие специфичные для автралийского языка значения: "злой," "сердитый", "несправедливый", "бесчестный".

Cut в условиях функционирования австралийской и новозеландской версии языка означает "отделенная часть стада", "телесное наказание", "работа стригаля".

Разговорное ditch будет значить у австралийцев "море".

Digger для австралийца представляется как "золотоискатель XIX в." или "австралийский или новозеландский солдат во время первой мировой войны". Третье значение – "карцер".

Domain у австралийца – это "общественный парк", "место отдыха". Свою специфику семантики имеют слова exclusionist, emancipist, farting, garbo, gangster.
Forty на австралийском жаргоне означает вора, негодяя. Этимология номинации идет от названия мельбурнской воровской шайки "Фицройские сорок".

Fringe в австралийском английском – "редконаселенная территория, граничащая с засушливыми, удаленными от моря районами Австралии".

Get up = австралийск. " подготовка и представление шерсти на продажу";

Geri = "пожилой человек";

Gum =" гам , эвкалиптовое дерево";

Национальную специфику имеет идиома to be up a gum tree = "находиться на эвкалиптовом дереве, находиться в трудном положении".

Grind означает в новозеландской версии языка " трудный, утомительный поход".

Специфичен ряд сленговых выражений :например, also-ran = "неудачник".

Таким образом, примеры демонстрируют методический принцип расширительного использования билингвального словаря по страноведению, использование которого позволяет вносить посильный, творческий этап в изучение страноведения, наполняет информацию историко-культурной рефлексией, приближающей к стандарту национального образования, преображает сухие строки учебного текста в частицу историографического процесса, способствует постижению этноменталитета.

Исследование национального варианта языка традиционно проводится в сопоставлении фонетических вариантов, грамматических особенностей, лексических эквивалентов, лингвострановедческой и специфической номинации. Лишь такая подготовительная работа готовит к восприятию всего пласта культуры, стиля, менталитета этноса, которого мы требуем от себя при глубоком владении языком и проникновении в этнокультуральную специфику варианта языка, постижению языковой личности.

Лингвокультуроведческие концепции в преподавании иностранных языков сочетают в себе элементы лингвистики (понимание смысла слова) с элементами культурологии и страноведения (изучения реалий жизни страны через обозначающие их слова). Изучение элементов общенациональной культуры, представленных в языке, ориентировано на потребность в совершенстве в овладении иностранным языком.

О духе народа, представленном в языке, в свое время вдохновенно писал еще В. Гумбольдт. Лингво-культуроведение и лингвострановедение обеспечивают решение главной филологической проблемы – проблемы понимания менталитета и текста. Показать единицу языка (слово) как объект культуры в широком смысле призваны лингвострановедческие словари и словари менталитета. Разработка словарей различных пластов менталитета лишь начинается. Свидетельство тому – вышедшие из печати словарь языка Совдепии, словарь общего жаргона, глоссарий Бахтина, словарь концептосферы русской культуры Ю. С. Степанова, словарь В. Руднева.

Тем самым процесс изучения иностранного языка превращается из схоластического изучения грамматических и лексических форм, стандартных речевых штампов или памятников литературы и мысли в средство проникновения в общественный быт народа, говорящего на данном языке, понимание особенностей его менталитета: " As is known language, if studied on its own, torn away from its cultural surroundings , loses its main communicative function" (Tokareva, Peppard 2000)[2]. Отметим, что так или иначе все эти задачи ставятся на достаточно продвинутом этапе изучения иностранного языка. В значительной мере современные учебники страноведения (Tokareva, Peppard 2000) [3]решают задачи по знакомству с различными сферами жизни общества, национально-культурными особенностями, затрагивая темы, связанные с обеспечением политического, исторического и культурного "ликбеза" обучаемого, предоставлению политической, правовой информации, материалов по государственному устройству, средствам масс-медиа, миру бизнеса. Количество разножанровых источников информации в книге Н. Д. Токаревой и В. Пеппарда достигает пятидесяти. На начальном этапе при чтении страноведческих материалов в методическом отношении важна работа с билингвальным страноведческим словарем. При этом уровень владения языком, как правило, не обеспечивает эффективной работы обучаемого с англо-английским страноведческим словарем типа Словаря Британской культуры издательства Логман или Словарем Херша (Hirsch 1988)[4]. На данном этапе неоценимую помощь в получении информации и усилению мотивации и заинтересованности оказывают билингвальные страноведческие словари, изданные в последние годы (Американа 2000[5], Томахин 1999[6], Австралия 1998[7], Франция 1998[8], Рум 1999[9]). Словарь, применяемый при изучении страноведения и представляющий его квинтэссенцию, напоминает нам, что энциклопедизм есть эрудированность в самых широких сферах. Сколь прав был Анатоль Франс, писавший: "Словарь – это вселенная, расположенная в алфавитном порядке… Вот словарь французского языка… Подумайте, что на этой тысяче или тысяче двухстах страницах запечатлен гений народа, его мысли, радости, труды и страдания наших предков и наши собственные памятники общественной и частной жизни… подумайте, что каждому слову лексикона соответствует мысль или чувство, которые были мыслью или чувством бесчисленного множества существ. Подумайте, что все эти слова, собранные вместе, есть творение души, плоти и крови нашей родины и всего человечества".

Второй вопрос, во многих аспектах связанный с первым , но все же представляющий отдельную проблему – проблему коллокации и коллигации – это вопрос о коллоквиальности.

Коллоквиальность (разговорность) речи есть несомненно одна из наиболее сложных способностей, подлежащих освоению языковой личности. Она особенно актуальна при установке на работу в условиях устной коммуникации, неформальное общение. Разговорная речь – разновидность устной литературной речи, обслуживающая повседневное обиходно-бытовое общение и выполняющее функции общения и воздействия. Как форма существования литературного языка, разговорная речь характеризуется основными его признаками (над-диалектностью, устойчивостью, нормативностью, многофункциональностью).

В филологии сравнительно давно изучается взаимодействие разговорной речи с разговорным типом письменно-литературного языка в художественных произведениях (А. Н. Островский, Н. С. Лесков, В. М. Шукшин, М. М. Зощенко, А. А. Галич, С. Д. Довлатов, Дж. Селинджер, "сердитые молодые люди"), где речь разговорная "олитературивается" (В. В. Виноградов).

Неподготовленность, линейный характер, непосредственный характер речевого акта – параметры, отчетливо выделяющие разговорность. Коллоквиальность проявляет себя на лексическо-стилистическом и синтаксическо-стилистическом уровне. Особенностям кололоквиального синтаксиса посвящены работы Ю. М. Скребнева (описательная и сокращенная номинация, парцелляция, присоединение, антиципация, добавление темы-уточнителя, прерванные структуры, вопросно-ответные единства, повторы, стяжения, перифразы).

Естественность и спонтанность общения и перевода предполагает свободное и активное владение жанрами устной речи, предполагающими коллоквиальность. Неформальные жанры, спонтанная бытовая, разговорная, сниженная речь являют собой предмет интереса в этой связи.

Одно дело, скажем, язык науки и совсем другое – обыденная разговорная речь. О последней хорошо написал М. В. Панов: " Не раз в печати появлялись жалобы, что лексикографы обижают слова: ставят около них пометы "разговорное", "просторечное" и т.д[10]. Несправедливы эти жалобы. Такие приметы не дискриминируют слова. Посмотрим в словаре, у каких слов стоит помета "разговорное": ворочать (делами), ворчун, восвояси, вперебой, впихнуть, впросонках, впрямь, впустую, временами (иногда), всласть, всплакнуть, вспомянуть, встряска, всухомятку, выволочка, газировка, гибель (много), глазастый, глядь, гм, гнильца, говорун, голубчик, гора (много), грохнуться, грошовый, грузнеть, ни гу-гу, гуртом, давай (он давай кричать), давненько. Прекрасные слова. Помета разг. их не порочит. Помета преду-преждает: лицо, с которым вы в строго официальных отношениях, не называйте голубчиком, не предлагайте ему куда-нибудь его впихнуть, не сообщайте ему, что он долговязый и вре-менами ворчун… В официальных бумагах не употребляйте слова глядь, всласть, восвояси, грошовый… Ведь разумные советы". Но это, отметим, не диалектизмы и не жаргонизмы.

Аналогично просторечье английское и американское, хотя язык этот и более кодифицированный. Велико вторжение в разговорный язык общего жаргона (термин и понятие разрабатывались Е. А. Земской в связи с созданием соответствующего словаря на материале русской разговорной речи). Трюизмом стала мысль о том, что при помощи языковой игры, сленга национальный язык пытается защититься от своей всеобщности в ее обедненной прагматической интернациональной версии.

Просторечие вместе с народными говорами и жаргонами составляет устную некодифицированную сферу общенациональной речевой коммуникации – общепонятный народно-разговорный наддиалектный язык. Проблема литературного просторечия – служащее границей литературного языка с народно-разговорным языком – особый стилистический пласт слов, фразеологизмов, форм, оборотов речи, объединяемых яркой экспрессивной окраской "снижености", грубоватости, фамильярности. Недаром сленг называется поэзией обыденного языка. Наряду с просторечными словами входят и диалектизмы и жаргонизмы, утратившие свою локальную и социально ограниченную прикрепленность.

Приведем примеры эквивалентных соответствий сниженных (типичных для просторечья) и разговорных явлений: Накось – выкуси = No frigging away = You can whistle for it=Like hell I will = Fat chance

За семь верст киселя хлебать = To go all that way on a wild goose chase

Хоть кол на голове теши = It`s like talking to a brick wall , а не дословный переводNot even if you hew a fence picket on his/ her head. Возможен вариант: There`s no way to beat it into his thick skull.

Фразеологизм дать стрекача имеет эквивалент to take to one`s heelsto beat a hasty retreat

Пора и честь знать будет выглядеть как You ought to know where to stopyour time is upenough is enough To wet one`s whistle = пропустить рюмочку, а to like one`s drop = прикладываться к рюмке.

Мы справедливо выделяем коллоквиальность на уровне слова (пигалица, подишь-ты, портки, клевый, a snag= загвоздка) и на уровне речения (Don`t overdo a good thing = хорошенького понемножку).

Широко число случаев наличия ряда эквивалентных соответствий с разными техниками передачи коллоквиальности:

Хрен вам = fat chance = you can whistle for it = I`ll see you in hell first

Показать кузькину мать= to make things hot for sb =To show sb who`s boss

Хрен с тобой = To hell with…= Who the hell cares…

Как ни крути = Like it or not = Like it or lump it = There`s no getting around it

Помилуйте = For heaven`s sake dear me = Why, no

Скажите = You don`t say! The idea! Fancy that now! Well, I`ll be hanged! How do you like that!

Должному обсуждению в связи с проблемой разговорности подвергаются вульгаризмы, грубости, обсценизмы, общий жаргон.

В лингводидактике мы традиционно обращаем внимания на средства создания колловиальности:

– Общий жаргон:

When it comes to drinking , he`s a real pro = Не дурак выпить

– Синтаксические:

Пиши пропало = You can forget it You`ve had it= It`s as good as lost

Ты у меня смотри = Careful what you do or else

– Лексические

Ишь ты, шустрый какой = Aren`t you smart!

Ишь! See! Fancy that!

Шалишь! It won`t work! Snooks! Nuts to you!

– Ирония:

Хорошенькое дело I like that = Isn`t that just dandy= A fine state of affairs

– Метафорические:

Чего зубы скалишь = What are you snickering at?

Цап-царап его, голубчика= They`ll up and grab the dear old

Где тебя нелегкая носит= Where the hell have you been

Руки коротки= Sb`s reach is too short

– Тавтология:

Слушайся без никаких = Do as you are told

– Паремиологические:

Шила в мешке не утаишь = Murder will out

Какими судьбами= What wind brings you?

Без мыла в душу влезет= to worm one`s way into sb`s good graces

Назвался груздем – полезай в кузов = In for a penny, in for a pound

Интерес представляет овладение всеми формами коллоквиальности – прежде всего лексической.

Goof off = халтурить, филонить

This is a fine place to goof off. Работа здесь – не бей лежачего.

Второе значение, особенно в американском языке Goof off= дурачить, морочить голову.

Халтурить в значении создавать некачественную, халтурную продукцию =potboil

Халтурить в значении сачковать, уклоняться от обязанностей = skive

Жлоб будет иметь множество эквивалентов с разными оттенками redneck,hillbilly, hick, yahoo, country bumpkin.

Бездельник будет передаваться deadbeat.

Важен регистр неформального языка, – те слова и выражения, которых избегают в письменной речи. Как специально применяемые слова, так и особые значения общеупотребительных слов buy в значении believe, pick up в значении нахвататься.

В устной речи встречается насыщенная идиоматика: Sam is a cool cat. He never blows his stack and flies off the handle. What`s more he knows how to get away with things.

Так , при поиске жаргонных и просторечных эквивалентов слову "пьяный" находим более сотни соответствий, чаще образованных с участием метафорического переосмысления: acti-vated, alky, all in, having ammunition, annihilated, antifreezed, aped, awash, in the bag, baked, balmy, banjaxed, barreled up, batty, battered, batted, belted, bent, bent out of shape, binged, blasted, blimped, blind drunk, blissed out, blitzed out, blocked, blowed away, blown up, blue, bombed out, boozed, boxed up, bust, buzzy, corky, crocked, cross-eyed, clear, dead drunk, dinged out, dipsy, elbow-bending, elevated, electrified, geed up, half-canned, half-backed, half-cocked, hard up, heeled, high…

Характерные профессионально жаргонные устноречевые специфические словосочетания традиционно выделялись и заучивались: to be quick on the drawмгновенно реагировать; to have sand in one`s hair иметь опыт действия в пустыне; marshal`s baton маршальский жезл; good beginning is half the battleхорошее начало – половина дела; no joy цель не обнаружена; my feet are dry – лечу над сушей; mayday сигнал о помощи; Roger понял; target One Five miles – dead ahead цель 15 миль – прямо по курсу;

В данной связи находится в военном языке и проблема военного арго в разговорной речи военнослужащих. Приведем ряд примеров: sack разг. гражданская одежда; to hit the sack отбой; pot разг. дымовая шашка, жарг. каска; hot poop новейшая информация; troopic разг. Рядовой; Green machine разг. сухопутные войска; mammoth major большегрузное транспортное средство; mill разг. гауптвахта; baby mine разг. миниатюрная мина; mole крот, секретный агент глубокого внедрения; music радиопомехи (код при перехвате); hor-net`s nest разг. Район ожесточенного обстрела, аэродром, yellow nose разг. Осколочно-фугасный снаряд;

Академическая подготовка совершенно не подходит к закусочной, улице, бейсбольной площадке.

Интерес представляет овладение всеми формами коллоквиальности – прежде всего лексической. Незначительное внимание должно уделяться и изучению обсенизмов.

Get upMichael, it`s time – Shit.

Fuck! Why did yah not shoot?! I was pretty fucked up. It`s my first combat. Get up, your screw around is over.

Все это актуально в связи с задачами понимания коллоквиального естественного вербального поведения, постижению закономерностей функционирования языка в речи.


 

[*] Кандидат филологических наук, доцент Военного Университета ПВО г. Тверь

[1] Австралия и Новая Зеландия. Лингвострановедческий словарь. Под рук. В. В. Ощепковой. М., 1998.

[2]Tokareva N. D., Peppard V. What it is like in the USA. Москва, 2000.

[3]Tokareva N. D., Peppard V. What it is like in the USA. Москва, 2000.

[4]Hirsch E. D., Kett J. F., Trefil J. The Dictionary of Cultural Literacy: What Every American Need to know . Boston, 1988.

[5]Американа. Англо-русский лингвострановедческий словарь. Ред. Г.В. Чернов. М., 2000.

[6]. Томахин Г. Д. США. Лингвострановедческий словарь. М, 1999.

[7]Австралия и Новая Зеландия. Лингвострановедческий словарь. Под рук. В. В. Ощепковой. М., 1998.

[8]Франция. Лингвострановедческий словарь. Ред. Л. Г. Веденина. М., 1999.

[9]Рум А. Р. У. Великобритания: Лингвострановедческий словарь. М., 1999.

[10]Панов М. В. Современный русский язык. М., 1985.