Возможна ли война против туристов в горах кабардино-балкарии?

Представители ваххабитской организации «Ярмук» пригрозили убивать туристов, оказавшихся на Эльбрусе. Ваххабиты опасны уже не только в Чечне? Беспокоиться рано, считает старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Ахмет ЯРЛЫКАПОВ.

– Насколько серьезна эта угроза?

 

Кажущееся усиление активности ваххабитов в Кабардино-Балкарии – это следствие активных действий российских спецслужб и других силовых структур, которые перешли сейчас к наступательной тактике. Когда экстремистов прижимают к стенке, они начинают угрожать – это естественно. Весь вопрос в том, насколько они могут привести свои угрозы в действие. При всей реальности существования ваххабитского подполья в Кабардино-Балкарии, у них все-таки не такие возможности, как, скажем, у подполья на территории Чечни или Дагестана. Потом, значительная часть населения Приэльбрусья живет за счет туризма. Снижение количества туристов грозит им большими убытками, и они заинтересованы в том, чтобы ваххабиты не приводили в действие свои угрозы.

– Так можно ехать туда туристам или нет?

Громкие зачистки сильнее отпугивают туристов, чем угрозы террористов. Мне кажется, для того, чтобы излишне не накалять обстановку, надо такие мероприятия проводить с наименьшим шумом, в идеале – практически незаметно для окружающего населения. Во время же последних зачисток в Приэльбрусье мы наблюдали совершенно иное – силовики действовали так, будто они в Чечне, и такие грубые действия, наложенные на болезненную память балкарцев о депортации, вызывали лишь протест местного населения. Я предполагаю, что операция не дала практически никаких результатов именно поэтому. Для эффективной борьбы с подпольем необходима поддержка местного населения.

Какие регионы Северного Кавказа Вы советовали бы избегать?

В целом ситуация в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, несмотря на просчеты властей, достаточно стабильная. Угроза для стабильности со стороны ваххабитов, на мой взгляд, уступает угрозе со стороны обычных бандитов, клановых группировок и ситуации с межэтнической напряженностью. События последних десяти лет, например, в Карачаево-Черкесии, это с очевидностью подтверждают: во всех случаях дестабилизации ситуации в республике были замешаны не ваххабиты, а именно межклановые и межнациональные противоречия. Но вообще на Кавказе по-настоящему опасно только в Чечне. Даже Махачкала, на мой взгляд, более безопасный город, чем Москва. Лично я бы не стал отказываться от удовольствия съездить на северокавказские курорты. Тем, кто любит горнолыжный спорт и планирует не раз бывать в Приэльбрусье или в Домбае, можно посоветовать просто завести кунаков среди местных жителей – это превращает Вас из туриста в гостя конкретной семьи и повышает личную безопасность.

Вопросы задавал Александр Буртин
Материал частично опубликован в журнале «Огонек», №12, 21-27 марта 2005 г.


 

[*]к.и.н., научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. Научные интересы: Этнография (этнология и антропология) народов Северного Кавказа и Дагестана, религиеведение, исламоведение, современные этнополитические и этноконфессиональные процессы на Северном Кавказе, национальная безопасность России.