Ш.С.Камолиддин [*]

Р Е Ц Е Н З И Я на работу Р.Рахманалиева "Империя тюрков. Тюркские народы в мировой истории с Х в. до н.э. по ХХ в н.э." [1]

Работа представляет собой научно-популярный характер, хотя в ней подчеркивается, что это научное издание. Во-первых, в ней отсутствует научный аппарат, нет ни ссылок на источники, ни списка использованной литературы, что является одним из главных требований, предъявляемых к научным работам. Во-вторых, в ней не приводится анализ различных точек зрения по тем или иным дискуссионным вопросам этнической истории народов Евразии, а излагается, главным образом, только личная точка зрения автора. В третьих, работа имеет описательный характер и не представляет собой какого-либо вклада в науку, а является компиляцией уже известных исторических фактов.

Работа представляет собой свод научных данных по истории тюрко-язычных народов Евразии с древнейших времен до нового времени. В отличие от многих других подобных работ, написанных по этой тематике в последние годы на постсоветском пространстве, данная работа, во-первых, основана, прежде всего, на строго научных данных; во-вторых, история тюрко-язычных народов в ней рассматривается не отдельно, а в комплексе и взаимодействии с историей других племен и народов Евразии; и наконец, в третьих, в ней не наблюдается той предвзятости мнений и тенденциозности, которые так характерны для многих подобных работ.

В работе в целом дается правильная оценка роли тюрко-язычных народов в мировой истории и их культурного вклада в историю мировой цивилизации. В частности, дается объективный политический портрет таких выдающихся исторических личностей как Аттила, Чингизхан, Амир Темур и др., приводятся исторические данные, характеризующие историю образования, расцвета и упадка различных государственно-политических образований и империй, возглавлявшихся тюрками. Однако, как и любая другая работа, она не лишена некоторых недостатков и неточностей.

Книга начинается с утверждения о том, что тюрки наряду с персами, греками и римлянами, входили в число правящих рас и народов с имперским мышлением (с. 3). Нам представляется, что такая интерпретация истории народов в корне не верна. Более того, если рассматривать этот вопрос еще шире, такую точку зрения можно отнести к разряду расистских или, по крайней мере, национал-шовинистических. С имперским мышлением, на наш взгляд, могут быть отдельные правители или политика, которую они проводили в определенные периоды истории, но никак не народы или, тем более, расы. Можно согласиться с тем, что тюрки всегда и везде стремились к политической власти, и им часто удавалось добиться цели, но не благодаря их имперскому мышлению, а благодаря их достоинствам, таким как жесткая самодисциплина, строгая военная организация, способность подчиняться и управлять, умение приспосабливаться к неизвестным условиям и чужой культуре.

Вызывает недоумение, почему в работе, посвященной истории тюркских государств и империй даже отсутствует упоминание империи Хорезмшахов, тогда как истории Караханидов, Газневидов и Сельджукидов уделяется особое внимание ( с. 240 - 269). Хорезмшахи, как известно, также были тюрками, о чем свидетельствуют имена их правителей: Ануш-тегин, Ил-Арслан, Атлык, Текеш, Узлаг-шах, Арслан-шах, Атсыз, Мангуберди и др. История их государственности насчитывает около 150 лет, а в начале ХIII в. они объединили под своей властью всю восточную часть Арабского халифата и оспаривали власть багдадских халифов.

В работе уделяется внимание в основном политической истории тюркских народов и истории их государственности, в то время как почти ничего не говорится об их богатой культуре, культурных достижениях и вкладе, который они внесли в сокровищницу мировой цивилизации. По всей работе красной нитью проводится мысль о том, что все тюрки изначально были скотоводами, вели исключительно кочевой образ жизни в горах Алтая и степях Евразии и были далеки от оседло-земледельческой и городской жизни (с. 8, 9, 154 - 156, 167 и др.). Здесь автор вступает сам собой в противоречие. С одной стороны он утверждает, что тюркской расы как таковой нет, и в их жилах течет намного больше чужой крови, чем исконно тюркской. С другой стороны он характеризует их как кочевников-скотоводов.

Во-первых, если тюрки, по его словам, ассимилировали многие другие народы, в т.ч. и оседлые, то как им удавалось так долго сохранять кочевой образ жизни, не приобщаясь к культуре слившихся с ними оседлых земледельцев. Во-вторых, образ жизни, как известно, нельзя ставить в связь с этносом. Известно, например, что часть древних арабов были бедуинами-кочевниками, в то время как другая их часть вела оседлый образ жизнь и имела богатую городскую культуру. То же самое относится и к иранским народам: в древности часть их вела кочевой образ жизни, а другая часть занималась земледелием. Нам представляется, что и тюркские народы не являлись исключением. Нельзя утверждать, что все древние тюрко-язычные народы занимались только скотоводством и вели исключительно кочевой образ жизни. Многочисленные сведения китайских, арабских, персидских и др. источников, а также данные археологических, этнографических и топонимо-лингвистических исследований свидетельствуют о том, что часть тюрко-язычных народов, в частности на территории Средней Азии, еще в эпоху древности и раннего средневековья вели оседлый образ жизни занимаясь земледелием, садоводством, виноградарством, различными видами ремесленного производства, строительством, торговлей и металлургией, и имела свою богатую городскую культуры. Об этом же свидетельствует и богатая исконно тюркская терминология в этих областях, зафиксированная в древнетюркских письменных памятниках. Наличие своей терминологии, в свою очередь, указывает на то, что тюрки сами занимались перечисленными родами деятельности и создавали их терминологию сами, исходя из своего словарного запаса, а не заимствовали от других народов.

Одним из достоинств работы является то, что в ней автор уделяет внимание не только истории тюрков, а рассматривает ее в контексте всей истории Евразии. При этом он уделяет значительное внимание и истории других народов, населявших этот обширный регион. Однако, в дискуссионных вопросах, касающихся этнической и языковой принадлежности того или иного народа, он излагает только свою точку зрения и не приводит мнения других исследователей. Например, племена юечжи он называет согдийцами (с. 28), тохарами или скифами (с. 41). В то же время, как известно, существует и не менее обоснованное мнение о тюркском происхождении племен юечжи, о чем автор умалчивает. Эфталитов автор называет тюрко-монгольской ордой (с. 81), тогда как большая группа исследователей считает, что они были ирано-язычными, что также не находит своего отражения в работе, и т.д.

Заслуживают внимания рассуждения автора об этнониме "узбек". Он совершенно правильно отмечает, что дашти-кипчакские узбеки ХIУ - ХУI вв. и узбеки современного Узбекистана - не одно и то же. В состав узбекского народа автор включает следующие этнические компоненты: 1) старое тюркское население Мавераннахра, которое уже с ХI в. начало тюркизировать в языковом отношении жившее здесь с глубокой древности таджикское земледельческое население; 2) тюркизированное в ряде городов ираноязычное население, которое давно уже потеряло свой прежний таджикский язык; 3) кочевники-узбеки, переселившиеся в конце ХУ и начале ХУI вв. в большом количестве со стороны низовьев Амударьи и Сырдарьи на территорию современного Узбекистана. Белоордынские узбеки составляют только одно из слагаемых в этногенезе современного узбекского народа (с. 505).

С такой интерпретацией в целом согласиться можно, но здесь, на наш взгляд, необходимо внести некоторые поправки. Во-первых, "старое тюркское население Мавераннахра" тюркизировало в языковом отношении не таджикское, а согдийское земледельческое население, которое действительно проживало здесь с глубокой древности. Во-вторых, этот процесс начался не в ХI в., а еще в УI в. или еще раньше, когда Согд в административном отношении входил в состав сначала Эфталитского, а затем Тюркского каганатов. Этот период, получивший известность в науке как эпоха тюрко-согдийского симбиоза культур, четко прослеживается не только по сведениям письменных источников, но и по данным материальной культуры, в т.ч. археологии, архитектуры и искусства. Процесс ассимиляции согдийцев среди тюрков был не насильственным, а скорее добровольным, о чем свидетельствуют наличие большого числа согдийских поселений странах тюрков вдоль торговых трасс Великого Шелкового пути, а в самом Согде - многочисленных смешанных браков между согдийцами и тюрками на всех социальных уровнях. Многочисленные данные указывают на то, что материальная и духовная культура согдийцев, так же как и хорезмийцев, больше тяготела к культуре тюрков, чем к культуре иранцев. Известно, что согдийцы, как в согдийских колониях Семиречья и Восточного Туркестана, так и в самом Согде, были двуязычными. Известно также, что согдийцам принадлежала огромная роль в политической и культурной жизни Тюркских каганатов. До появления так называемой орхоно-енисейской рунической письменности согдийский язык был официальным письменным языком Первого Тюркского каганата. Примечательно, что в 568 г. советник тюркского кагана согдиец Маниах убедил его изменить ориентацию внешней политики Тюркского каганата с Сасанидского Ирана на Византию.

На нынешнем этапе исследований можно с полным основанием утверждать, что основная часть согдийцев, так же как и ирано-язычных хорезмийцев, и части бактрийцев, вошла в состав современного узбекского народа. Что касается таджиков, то их формирование, по нашему мнению, началось с началом арабских завоеваний. И продолжалось в эпоху Саманидов. В этот период, как известно, происходил процесс массового переселения арабов и персов в города Средней Азии, особенно Самарканд и Бухару, где местное население было изгнано из своих жилищ, а их место заняли завоеватели. Аббасидские халифы и их "мавали", т.е. принявшие ислам иранцы, занимавшие ключевые посты в арабской администрации, вели целенаправленную колонизационную политику, в результате чего этническая ситуация в крупных городах Средней Азии значительно изменилась: часть согдийцев и тюрков была иранизирована и приняла новоперсидский язык. Хорезм оказался в стороне от этих процессов насильственной иранизации (точнее персизации или таджикизации), в результате чего там завершился продолжавшийся многие века естественный исторический процесс взаимовлияния и ассимиляции ирано-язычных хорезмийцев с их тюрко-язычными соседями.

Наши исследования в области этногенеза и народов Средней Азии позволяют прийти к заключению, что, во-первых, древние оседлые тюрки являлись первоначальными обитателями Средней Азии и составляли часть древнейшего автохтонного доиндоевропейского населения региона. Мы считаем, что алтайская прародина древних тюрков проблематична, и в этногенезе части древних тюрков не менее значительную роль играли предгорья Северного и Центрального Тянь-Шаня, откуда они могли распространяться как на север, так и на восток и запад. После индоарийского завоевания Средней Азии часть тюрко-язычных народов была вытеснена арийскими пришельцами на север, а оставшаяся их часть была подвергнута поверхностной иранизации. Во-вторых, часть древних тюрков изначально вела оседлый образ жизни и вместе с другими народами региона принимала участие в создании городских цивилизаций Средней Азии. Именно их потомками и является основная часть современного узбекского народа.

Таким образом, в работе Р.Рахманалиева в целом дается правильная оценка роли древних тюрков в мировой истории и их вклада в мировую цивилизацию. Однако, следует констатировать, что в некоторых разделах его работы чувствуется недостаток в привлечении сведений более широкого круга письменных источников и учета комплекса данных новейших исторических исследований. Некоторые заключения автора проблематичны и нуждаются в существенных поправках, уточнениях и дополнениях, что, думается, будет сделано в ходе подготовки к публикации настоящих научных изданий.


[*]Ш.С.Камолиддин - руководитель проекта Института истории АН РУз, доктор исторических наук
[1] М.: Прогресс, 2002. 912 с.

О проекте Научное сообщество Библиотека События Форум Ссылки

Перепечатка материалов возможна только с указанием источника.
Редакция: editor@etnonet.ru          Веб-мастер: webmaster@etnonet.ru

Яндекс.Метрика