Возвращение в ряды

В результате рецессии работу потеряли 8 миллионов американцев и хотя сейчас дела вроде бы пошли на поправку, в среднем на каждую открывающуюся вакансию претендует более трех человек. В такой ситуации бывшие представители среднего класса, такие как Куртис и Кончита Крейте, Дженис Адкинс и Шон Кеннан, имеют мало шансов устроиться по специальности, и многие из них уже никогда больше не найдут место, которое будет оплачиваться также хорошо, как их прежняя работа. Долгий период безработицы обесценивает ваше резюме и приводит к потере навыков, без которых претендовать на высокооплачиваемую работу уже не приходится. А, стало быть, возвращение в ряды среднего класса для этих людей становится невыполнимой задачей. Однако, это не относится к нам, россиянам. Даже в период восстановления после всемирного экономического кризиса рынок труда все также насыщен.

Последний раз мы встречаемся с Адкинс неподалеку от ее парковки в Гроув Парке – несколько раз в неделю она гуляет здесь со своим псом Джоджо. Ему уже шестнадцать лет, он ослеп, оглох и потерял почти все зубы. В мини-вэне ему тяжело, и женщина, с которой Адкинс познакомилась в приюте для животных, нашла ему новых хозяев.

Адкинс рассказывает, что недавно связалась с хозяином питомника, у которого работала в юности, и поинтересовалась, не нужна ли ему помощница. В итоге ее наняли с условием, что она будет работать по восемь часов дважды в неделю, получая по 10 долларов за час, и только что получила первую зарплату в питомнике, но долги и срочные покупки быстро съели почти всю сумму. Ей, например, надо было погасить непомерную для нее задолженность в 80 долларов за членство в YMCA (им она очень дорожит, в частности потому, что может принять в их центре душ), однако смогла заплатить лишь 20. Вскоре ей перезвонил менеджер ассоциации и поблагодарил за взнос. «Давайте-ка обнулим остаток вашего долга», – предложил он. Адкинс замолкает. Она сидит со сложенными руками, плечи дергаются, потом утирает скатившуюся по лицу слезу. «Не знаю, что у них там произошло, – говорит она. – Думаю, они поняли, как я стараюсь. Он понял, что я ответственный человек». Она снова замолкает. «Потому что, – продолжает она срывающимся голосом, – я ведь всегда такой была».