Под стук молотка

Под стук молотка

Дизайнер Юлия Сафина русским вихрем прошлась по топорным лондонским вечеринкам.

«Пятидесятые на Лазурном побережье» – такой дресс-код был заявлен в пригласительном на один из главных званых вечеров Великобритании – Зимний бал, где из года в год собирают средства в пользу благотворительного фонда Элтона Джона по борьбе со СПИДом. Подходящее платье в пол мы с подругами нашли быстро – моей собственной марки Icon. Его отлично дополнили новенькие «лубутены».

Но даже таким нарядным особам пришлось понервничать. Пробка из кебов и лимузинов от лондонской достопримечательности, электростанции Баттерси, где проходил бал, растянулась едва ли не до Бонд-стрит! Последние пятьдесят метров этого хвоста мы одолели за «каких-то» полчаса. Как выяснилось, нормальному движению мешала толпа фотографов, со всех ракурсов щелкавших актрису Элизабет Херли и певицу Элизу Дулиттл. А вот «не звезды», выложившие по две тысячи фунтов за билет, светских хроникеров совсем не интересовали – и, наверное, это било по самолюбию некоторых приглашенных. Принимать пятьсот дорогих гостей в маленьком холле, где быстро становится душно и тесно?.. Брошу этот камень в идеальный английский огород хозяев вечера. Сам сэр Джон на бал не явился, прислав «замену» – супруга Дэвида Ферниша, и это уже не камень, а целый булыжник. Вел вечер оскароносный Кевин Спейси. Он дежурно пошутил: «В прошлом году вместо меня был Морган Фриман. Он растянул мероприятие на три часа. Еще бы: все, что он говорит, – поэма. Он даже инструкцию к микроволновке читает, как стихи».

А вот сам аукцион прошел удачно. Широту души, помимо глубокого декольте, продемонстрировала Тамара Экклстоун: сто тысяч фунтов она отдала за уникальное украшение Karun Kirac – и тут же вернула лот. «Какая бравада», – перешептывался русский столик. Певец Джей Кей, купив за шестьдесят тысяч фунтов часы Raymond Weil, тоже оставил их организаторам – но, в отличие от Тамары, не стал рассказывать об этом всему залу.

Угощали на ужине скромно. Когда тебе на званом вечере подают курицу – все, пиши пропало.

На ежегодном Fantasy Ball, куда меня пригласила чета ювелиров Уэбстер, в меню, напротив, фигурировала дичь, а это уже серьезная заявка на успех. Гуляли на сей раз в бывшей церкви One Mayfair, и на вечеринку не сочли за грех собраться все, у кого был свободен этот вечер, в том числе британская телезвезда Гэби Розлин. Темой объявили двадцатые годы, так что мундштукам, котелкам, накладным ресницам и нарядам в духе «Великого Гэтсби» не было счета. На ужине-аукционе в помощь больным детям удалось продать не публиковавшееся ранее фото принцессы Дианы с принцем Гарри на его крещении, а всего организаторы наторговали на двести тысяч. Сбор кругленькой суммы отметили опять же в духе двадцатых – свингом под хиты модной британской группы Nevada Street Big Band. «Что ж, новый лондонский свет с удовольствием живет в привычном ритме», – подумалось мне, когда я покидала эту вечеринку.