en / de / fr


Новости

09 Сен / Конференция по изучению Скандинавских стран и Финляндии
Институт всеобщей истории Российской академии наук и Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова приглашают Вас принять участие в конференции
c 9 по 12 сентября 200 ...

15 Ноя / Конференция молодых ученых. ПРИЕМ ЗАЯВОК
Институт этнологии и антропологии РАН и Этно-Журнал объявляют о начале приема заявок для участия в конференции.
актуально до 30 октября 2007г ...

20 Сен / «Образование и межнациональные отношения: теория и социальная практика»
Международная конференция. Удмуртская Республика, Ижевск, 14-16 ноября 2007 года.
Прием заявок до 20 сентября 2007г ...

Все новости
Этно-Журнал / Книжный клуб / Рецензии/

Этническая история народов Якутии (до начала ХХ в.)

| Для печати
<Назад | Далее>
Оставить свой отзыв
Автор: Бурыкин А. ,Решетов А.
Тематика: народы и культуры
Публикация: 2006-10-07
Подробнее

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ

Гоголев А.И. Этническая история народов Якутии (до начала ХХ в.).
Якутск, изд. ЯГУ им. М.К.Аммосова, 2004 – 104 с.

Новый труд известного специалиста по истории и этнографии якутского народа доктора исторических наук А.И.Гоголева освещает этническую историю народов. проживающих на территории Республики Саха (Якутии) – чукчей, юкагиров, эвенков, эвенов и якутов. Данная работа является по существу первой книгой, посвященной этногенезу и этнической истории некоторых народов Севера, после выхода в свет коллективных монографий «Этногенез народов Севера» (М,, 1980) и «Этническая история народов Севера» (М., 1982), и понятно, что автор стремится в своем изложении проблем представить новые данные и новые идеи, отразить исследования последних лет, имеющие отношение к проблеме этнической истории народов Якутии,  и соответственно привлечь к изложению данные антропологии, археологии, в какой-то мере языкознания.

В книге две главы – «Этногенез и этническая история народов Севера Якутии» (с.5-53) и «Происхождение и этническая история якутов до начала XIX в. (с.54-99).Увы. в книге ничего не сказано о этнической истории «местных русских» - русскоустьинцев, жителей Походска и других населенных пунктов Нижней Колымы, русских старожилов других территорий, в то время как ныне эти группы также официально считаются представителями коренного населения Якутии и их этническая история весьма интересна.

Несомненными достоинствами обсуждаемой книги являются то, что она являет собой по существу первый монографический труд по этнической истории народов Якутии, обширной территории, имеющей древнюю и крайне интересную историю, а также и увязывание фактов этнической истории народов с данными антропологии и археологии. Выход в свет труда А.И.Гоголева в издательстве Якутского университета делает его полезным учебным пособием для студентов и аспирантов. 

В изложении этногенеза чукчей упоминается теория эскимосского клина (с. 7) и сообщается довольно много сведений об этнической истории эскимосов. Изложение сведений из археологии и этноисторических построений археологов занимает в книге много страниц, но эти суждения, как мы знаем, не всегда оказываются надежными. Для этнической истории, в частности. для установлении ареалов обитания тех или иных этносов, оказываются важными данные топонимики. но они в книге почти не используются. Это отчасти понятно – топонимика Якутии, в особенности доякутская и дотунгусская, изучена очень слабо, а топонимисты Якутии ее подчас просто игнорируют, отдавая предпочтение рассказам о легко этимологизируемых якутских топонимах (Багдарыын Сюлбэ) и топонимам с монгольскими основами (Н.М.Иванов); в интерпретации тунгусоязычных топонимов Средней Лены В.А.Кейметинов, написавший о них две книги, наделал немало ошибок в материале, относящемся к его родному эвенскому языку. То, что А.И.Гоголев не использует в своей книге топонимические данные,  не может рассматриваться иначе как досадное упущение важного источника по этнической истории региона.

А.И.Гоголев описывает этническую историю юкагиров как аборигенного населения Якутии, в то же время рассказывает об этногенезе чукчей как о сопутствующем его теме предмете. Он пишет: «Следовательно, до середины 1 тыс. до н.э. страна Юкагирия, занимала, судя по всему, большую часть современной территории Якутии, исключая ее юго-западные территории и часть северо-восточных районов» (с. 28). С этим можно согласиться, особенно, если учесть, что в 1960-е годы С.А.Федосеева в книге «Древние культуры Верхнего Вилюя» (М., 1968) показала сходство этих культур с глазковской культурой Прибайкалья – если реинтерпретировать сопоставление этих культур и считать их связанными с предками юкагиров, то исчезают все противоречия и эти взгляды будут находить поддержку в юкагирском топонимическом субстрате на этих территориях. Но в построениях А.И.Гоголева нельзя не отметить одного важного противоречия. Он полагает, что юкагирский этнос исторически связан с ымыяхтахской неолитической культурой, распространенной как на большой части территории Якутии, так и за ее пределами. В том числе на Северо-Востоке. Однако 1 тысячелетие нашей эры, по А.И.Гоголеву – время «страны Юкагирии» – это хронологически уже не ымыяхтахская культура, не случайно, думается, автор, называя разные археологические культуры, представленные на территории Якутии и в смежных регионах, не всегда указывает «нижние» и «верхние» хронологические границы культур, оставляя читателю возможность выискивать в археологической литературе – что, однако, возможно сделать, и это вскрывает некоторые противоречия в авторских построениях. На с. 34 автор, частично вопреки самому себе, повторяет мнение Ю.А.Мочанова и С.А,Федосеевой о связи усть-мильской культуры с предками юкагиров. Локальные варианты и полиэтничность ымыяхтахской археологической культуры, отмечались задолго до А.Н.Алексеева С.А.Арутюновым, опубликовавшим рецензию на известную книгу С.А.Федосеевой об ымыяхтахской культуре. С ымыяхтахской культурой связывается скорее не юкагиры (с. 27), а чукчи и коряки, на что указывали вышеназванные авторы (Ю.А.Мочанов, С.А.Федосеева. Основные итоги археологического изучения Якутии // Новое в археологии Якутии. Якутск, 1980. С. 11). О связях юкагирского языка с уральскими – что является принципиальным вопросом для этногенеза юкагиров – еще в 1988 году написала кандидатскую диссертацию И.А.Николаева (жаль, что эта работа остается неопубликованной), Что же касается работ Е.А.Крейновича, упоминаемых автором (с.18), то в них можно найти сопоставления лексики нивхского и юкагирского языков со всеми языками Северной и Восточной Азии, однако их автор сам не сделал определенных выводов из своих сопоставлений, и это затруднительно сделать другим – настолько пестра представленная в них картина. Правда, количество выявленных юкагирско-чукотских лексических параллелей в последние годы медленно, но постепенно увеличивается, но об их характере пока нельзя сделать какие-либо определенные выводы – возможно, в частности, что чукотско-камчатские языки находятся в отдаленном родстве с уральскими языками. Предположение о близости чукотско-камчатских языков с енисейскими (с. 33), не обоснованное и высказавшим его А.П.Дульзоном, в настоящее время никем не разделяется.

Жившие на Западной Чукотке «шелаги» (с. 30), вопреки автору и В.А.Туголукову, не были юкагирами - это чаунские чукчи, известные под своим самоназванием. «Изъятие русскими юкагирских женщин», о которых писал еще более 30 лет назад Ю.Б.Симченко (см. его послесловие к кн.: А.Л.Биркенгоф. «Потомки землепроходцев», Л., 1972), не могло повлиять на отрицательную динамику численности юкагиров: скорее всего, к юкагирам в XVII веке были причислены некоторые группы других народов; за то, что «олюбенцы» были чукчами, можно ручаться, а в отношении «яндинцев» имеется вероятность - соответственно, данные Б.О.Долгих, на которые опираются исследователи в этом вопросе, требуют пересчета. Случаи, когда юкагирские пленницы-ясырки и их дети являлись «живым товаром» (с.30) по документам XVII века не типичны, а единичны и известны в основном из чьих-то доносов воеводам; администрация же предписывала всемерно оберегать таких ясырок, поскольку они имели большую ценность и использовались как переводчицы.
Обзор точек зрения на этногенез тунгусов (с. 34 и сл), запутанный и в этнографии и в лингвистике – кажется, только археологи на сегодня имеют тут ясность – скорее оставляет читателя в разнонаправленных раздумьях, нежели о чем-то информирует. А.П.Деревянко в книге «Приамурье в древности (до начала нашей эры)» (Новосибирск, 1976) прямо указывал, что археологические исследования последних лет подтвердили теорию этногенеза тунгусов, сформулированную С.М.Широкогоровым, а А.П.Окладников, ища компромисс между старыми теориями и новыми материалами, под воздействием работ своих учеников в своих книгах 1970-х годов сместил прародину тунгусов из Прибайкалья в Забайкалье и Верхнее Приамурье. Интересные опыты Н.В.Ермоловой по частичной реанимации взглядов Г.М.Василевич на этногенез тунгусов, на которые ссылается автор, по нашему мнению, показывают нам поздние этапы развития этнической культуры эвенков в процессе их движения с востока на запад, хотя полагаться на характер диалектных различий у эвенков тут полагаться нельзя – их причины, равно как и условия формирвоания тех же явлений в бурятском и якутском языках, до сих пор не выяснены даже лингвистами. Данные устной истории для изучения исторической этнографии эвенков нередко привлекаются исключительно для обоснования взглядов пишущего и тут будет столько же противоречий, сколько их встречается в трудах ученых – так, эвенки низовьев Лены рассказывали А.П.Окладникову, что их предки пришли с самого Амура… Вслед за многими авторами А.И.Гоголев считает дючеров отдельным приамурским народом (с.51),  но дючеры – это не этноним, а эвенкийское название маньчжурских караульных постов, данное по тем высоким берегам Амура, где они располагались.

Не вполне верно замечание автора о том, что восточные тунгусы «испытали незначительное якутское влияние», хотя «все они говорили по-тунгусски и по-якутски» (с. 53). Фольклор восточных эвенков и охотских эвенов испытал сильнейшее влияние якутской фольклорной традиции, там повсеместно почти исчезли сказки (называемые якутским словом остуоруйа), и широко распространились эпосоподобные сказани я, напоминающие фрагменты якутских олонхо (о том, что так называемый тунгусский эпос возник под якутским влиянием, неоднократно писал известный якутский эпосовед И.В.Пухов, однако фольклористы-тунгусоведы часто даже не упоминают его имени в своих сочинениях). Историки православной церкви в Сибири отмечают проникновение якутов на Охотское побережье уже в середине XVIII века, их пребыванию там в позднейшее время посвящены специальные работы (см. главу «Охотское побережье и якуты» в кн.: Ф.Г.Сафронов. Тихоокеанские окна России. Хабаровск, 1986), и нечего удивляться, что якутское влияние на тунгусов в этом регионе было столь сильным и глубоким. В рассуждениях об этнической истории якутов интересны отмечаемые автором кыпчакско-якутские связи и следы двух тюркских языков в якутском языке (с. 71-72. 76). К указаниям на монгольское влияние на якутский язык можно было бы добавить книгу Н.М.Иванова «Монголизмы в топонимии Якутии» (Якутск, 2002).

В книге А.И.Гоголева почти ничего не сказано об этнонимах якут и саха (с. 54-55), авторская версия о связи якутского самоназвания саха с иранским названием саков (с.71) едва ли найдет много сторонников, поскольку, как известно лингвистам, общетюркский начальный согалсный с в якутском языке исчезает, а если он не исчез в данном этнониме, должно было означать, что он вошел в якутский язык совсем недавно – тогда, когда о саках уже не осталось и воспоминаний. Якутские ритуальные сосуды - чороны (с. 58 и сл) имеют аналогии в поздней римской культуре, и скорее всего копируют металлические изделия, причем сосуды и треножники отдельно. Якутско-санскритские языковые параллели (с. 59-61), как писали рецензенты XIX века, право, лучше бы отсутствовали вовсе… Апеллирование к этому материалу скорее дискредитирует формулируемые построения, нежели что-то доказывает. То, что якутская лексика в чем-то совпадает именно с санскритской, говорит только об одном – о том, что у авторов этих разысканий, кому бы они ни приандлежали,  был в руках санскритско-русский словарь В.А.Кочергиной и не было словарей по десяткам других древних и новых индийских языков, в которых еще и не такое отыскалось бы…

В книге есть некоторые неудачные формулировки и неизвестно откуда берущиеся понятия, претендующие на научность. Так, трудно принять утверждения автора «В основе этногенеза лежит общая закономерность: народы возникают на основе слияния нескольких этногрупп, иногда принадлежащих отдельным языкам и даже к разным антропологическим типам» (с. 3). «…часто формирование народности так и не завершается…» (там же). Что такое языковая «матрица» и «древняя языковая платформа» (с. 17) – не скажет ни один лингвист.

Небрежностью издания являются искажения имен упоминаемых ученых – так, отметим неверные инициалы А.М.Золотарева (с.11), Г.Ф.Дебеца (с.22), М.Г. Левина, Г.М.Василевич (с.28), В.Х.Иванова (с. 29), С.В.Березницкого (с. 49), фамилия Б.Коллиндера (с.21), А.Н.Бернштама (с. 75), в термине хучана – названии «диких людей» (с. 43) допущена опечатка. Народы дьирикинэй и нюрбганы (с. 43) - вероятно, самодийцы, в названии первого присутствует слово ня (самоназвание нганасан), а второе соотносительно с эвенкийским этнонимом нюри, в историко-фонетическом отношении точно соответствующему названию восточных ненцев «юрак». Утверждение «Этноним «эвенк» был введен в 1920-е годы» (с. 48) неверно, это самоназвание эвенков встречается у Я.И.Линденау в 1740-х годах.

Карта расселения палеоазиатских народов (между с. 16-17), согласно автору, дает данные, относящиеся к XVI-XVII векам – между тем в XVI веке ни один из палеоазиатских народов, даже кеты, еще не был известен. Эта карта не слишком совместима хронологически с картой антропологических типов монгологидов Сибири в эпоху развитого неолита и бронзы (между с.26-27). В дополнение к ним крайне необходимой была бы карта распространения археологических культур развитого неолита и раннего бронзового века тех же территорий, причем желательно – с учетом новейших данных, но об этом мы можем пока только мечтать, хотя такая карта позволила бы соотнести данные исторической антропологии, археологии, исторической этнографии (уточненных на XVII век границ расселения народов) и субстратной топонимики. 

Досадно, что в книге отсутствует список литературы, который был бы полезен для молодых исследователей и коллег автора из других регионов.

Книга А.И.Гоголева, несмотря на все высказанные соображения (для того и пишутся рецензии) полезна для студентов и аспирантов и весьма интересна для коллег как обзор некоторых новых археологических и антропологических исследований, имеющих отношение к этногенезу и этнической истории народов Якутии.


[*] А.Бурыкин, А.Решетов


Отзывы о статье

Неправильный код защиты!
Имя
E-mail
Город
Защита
( в коде используються только заглавные латинские буквы и цифры от 1-9)
Текст
Смайлики :-)
Страницы: Все

<Назад | Далее>
Поиск по сайту

Наша рассылка
Подписаться письмом

Архивы рассылок
Этно-журнал:
события науки и культуры

Сейчас также доступна
Старая версия сайта
Использование материалов возможно только с указанием источника!
Редакция: journal[STOP_SPAM]iea.ras.ru
Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Этно-журнал зарегистрирован в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации № 77-8554

                                                           
Яндекс.Метрика