Закономерная победа

Закономерная победаЕвропейцы, кроме Пьера Кардена, обнаружили на карте город Баку после победы дуэта Элла и Никки на «Евровидении». Но на самом деле эта победа была закономерна, ее ждали. Все было наготове: достроился Hilton, обозначился Four Seasons, утвердился в рабочих чертежах уникальный Kempinski в форме полумесяца, часть которого будет находиться под водой, открылись модные рестораны. В город была внедрена блистательная Заха Хадид с проектом Культурного центра Гейдара Алиева – если посмотреть сверху, белоснежный завиток здания представляет собой подпись дедушки Лейлы – самого знаменитого и самого любимого азербайджанского президента.

Азербайджан победил. Приморский бульвар продлили на шесть километров. Завезли лондонские кебы. Они, правда, не черные, как в Лондоне, а фиолетовые, и называют их «баклажанами». Так и говорят: «Возьмем баклажан?» Как менялся город, Фахрия Халафова видела собственными глазами. Она родилась в центре, училась в старинной школе №6, жила в памятнике архитектуры, «доме с нарядной табличкой «1897», который, правда, слегка достроили – возвели третий этаж. «Все привидения из старого низа отправлялись к нам, на новый верх». На месте Four Seasons тогда был Клуб медицинских работников, примечательная точка: в нем открылся первый в Азербайджане зал для занятий аэробикой с баром, где подавали молочные коктейли и свежевыжатые соки, и плакатами с Джейн Фондой в незабываемых сиреневых стрингах поверх лосин. В него рванул весь изголодавшийся на жесткой икорной диете город. Здесь же, неподалеку, находился Центральный магазин тканей. Ассортимент менялся редко, но старшеклассница Фахрия каждый день посещала храм нитки и иголки в надежде найти что-то новенькое. Уже тогда она, повторявшая как мантру: «Зайцев, Карден, Диор», мечтала стать модельером. Мечта сбылась: сейчас на счету заслуженного деятеля искусств Азербайджана бесчисленное множество коллекций и серия фирменных духов, главные из которых – Caspian Rose – пахнут летним дачным утром на побережье.

Кстати, бакинских дачников, полвека живших в деревянных домиках шестидесятых («С непременными кружевными занавесками!») в тихих прикаспийских местечках Загульба или Нардаран в двадцати километрах от города, в последние годы стали страшно прессовать. Их настигла утомительная светская жизнь: в Загульбе открыли отель Jumeirah Bilgah Beach с шумным пляжем, в Нардаране появился Sea Breeze – гламурный курорт с «услугами дворецкого, прачечной, роскошным кейтерингом, гольф-карами и подачей воды из артезианской скважины».