Россыпи горного хрусталя

Чтобы увидеть это чудо, предстоит преодолеть немалый и не самый простой путь: сначала на самолете, потом почти девять часов на автобусе и затем пешком по джунглям и горным тропам. На Рорайме практически безлюдно еще и потому, что «принять» она может не более ста человек в день. Всего на ее вершине девять «отелей», каждый из которых вмещает около десятка туристов. Конечно, «отелями» стоянки названы весьма условно. По большому счету, это небольшие гроты, пригодные для установки палаток и способные защитить от ветра и дождя. Некоторые из них имеют весьма звучные названия – например, San Francisco. Конечно, они не идут в ни какое сравнение с таким явлением, как отели Москвы, где обходительный персонал, уютные номера и огромное количество всевозможных сервисов.

Розовый песок, природные джакузи с чистейшей водой и россыпями кристаллов горного хрусталя… Нет, это не романтические грезы юной девы, но вполне реальный пейзаж Рораймы. Джакузи по-настоящему восхитительны, правда, купаться здесь удел лишь сильных духом. Вода очень холодная.

Горный хрусталь повсюду. Он лежит буквально под ногами, но прихватить его с территории заповедника на память не получится. Перед походом вас обязательно предупредят, что выносить народное достояние и уж тем паче перевозить его через границу строго запрещено. Одно из направлений политики правительства Уго Чавеса – сохранение уникальной природы страны. На выходе вас могут обыскать, а за нарушение – оштрафовать. Говорят, были случаи, когда жадных до самоцветов туристов отправляли обратно на плато – «положить, где взяли». Более того, гида, который сопровождал группу, отстраняли от маршрута.

Венесуэла, наверное, как никакая другая страна, знает цену своим национальным богатствам. Золотая лихорадка обошла эти края стороной. Зато остальные сырьевые «болезни» местное население пережило по полной программе. Каучуковая лихорадка, охватившая латиноамериканские страны Амазонского бассейна в конце XIX века, с одной стороны, способствовала развитию городов и инфраструктуры, с другой – породила бедность и криминал.

После обнаружения залежей «черного золота» Венесуэла села на нефтяную иглу. До середины XX века страна практически купалась в нефтедолларах, целиком полагаясь на импорт. Затем внимание главных покупателей сместилось на Восток. Венесуэла не ожидала такого поворота событий. Нефтяной кризис сильно скорректировал стиль жизни местного населения: повальная бедность, политические перевороты, возросший уровень бандитизма и влияния наркокартелей. И до сих пор столица страны Каракас – один из самых криминальных городов Южной Америки. Туристов в обязательном порядке предупреждают об опасностях, подстерегающих их на улицах, всерьез просят не выходить из такси по пути от аэропорта до места прибытия и уж точно не бродить вечером по улицам без надобности. Хотя времена нефтяного благополучия оставили в наследство не только криминальный негатив. Страна славится великолепными автострадами и очень дешевым бензином – меньше доллара за бак.