Источник http://www.ethnonet.ru/ru/pub/09_2008.html
Этно-Журнал / Публикации/

Племенной мир народов Якутии в XVII в.

<Назад | Далее>
Оставить свой отзыв
Автор: Ушницкий В.В.
Тематика: этногенез народов
Публикация: 2008-01-10
Подробнее

Вхождение территории Якутии в состав Московского государства происходило в XVII в. Это была эпоха географических открытий и активных колониальных завоеваний европейских держав по всему миру.

Известный английский поэт Джон Мильтон в историческом труде под названием «Московия» дает сведения о новом народе, открытом русскими в 1605 г. в Енисее, которые сами себя называли тунгусами. Этноним «тунгус» понимается как общее обозначение всех племен тунгусского происхождения от реки Обь до Охотского моря, от Колымы до Маньчжурии и Синьцзяна. Этноним тунгус объясняли от татарского (тюркского) тонгус ‘свинья’ и якутского то² уус ‘мерзлые люди’. Но это чисто народные этимологии.

И.Г.Георги в XVIII в. писал о том, что: «Тунгусы называются сами евоенами, потому что праотца их звали Евоеном, также донками, а иногда по примеру многих сибиряков, и просто людьми… Во время российских нападений оказали тунгусы больше мужества, нежели другие сибиряки, и никакое поражение не могло их принудить к оставлению занятых ими под жилища своих мест» [1].

Возможно, они обозначали себя термином «донки», «дунан», от него ведут сам термин «тунгус» (А.М.Золотарев), он встречается и у Линденау, Георги и др. как одно из самоназваний тунгусов, по Линденау он означал «жителя сопок», «жителя тайги»[2]. Этноним «тунгусы» возводили к древнему этнониму дунху (Ю.Клапрот, С.М.Широкогоров), термин «донки» действительно напоминает древнее дунху.

Хэ Цю-тао считал, что название племени теле тун-ло передает древнюю форму этнонима тунгус. Хирт, Маркварт и Шаванн отождествили тунло с названием племени тонгра в Орхонских надписях. Тунло обитали в районе Улан-Батора, хотя в Таншу конкретно указано, что они жили к востоку от долэнь-гэ, т.е. в районе Саяно-Алтая.

В XVIII в. Миллер, Фишер и Георги давали самоназвание тунгусов в форме, более близкой самоназванию ламутов (эвенов), чем тунгусов (эвенков). Миллер и Фишер дают его в форме owen; на русском языке Фишер дает в форме – «овен». В.А.Туголуков самоназвание эвенов связывал с названием племени увань в китайской хронике VII в. Более того, этот средневековый народ знал оленеводство: «Оленей кормили мхом и впрягали в телеги»[3]. По словам Э.В.Шавкунова этноним увань встречался в письменных источниках значительно ранее VII в. одновременно с именем сяньби. Говоря так, он имеет в виду древних ухуаней – ветвь дунху, много веков воевавших с хуннами и китайцами. Так этноним ухуань в древнекитайском прочтении читался как «овен» или даже «эвен»[4] .

В.И.Сосновский высказывал мнение, что название «эвенки» соответствует китайскому этнониму сяньби, сохранившись в кетском языке в виде хевенба. От имени сяньби выводится также название обширного племенного союза «шивэй». Отсюда выдвигается предположение о тождественности тунгусов с племенами шивэй VII-X вв. в средневековых китайских источниках, занимавшими Северную Маньчжурию, Приамурье, Восточное Забайкалье и Прибайкалье, Южную Якутию. Е.М.Залкинд в племени «больших шивэев» имевших «непонятный язык» видел тунгусов[5]. Они в VII в. вышли из территории Южной Якутии и вытеснили местные племена Приамурья. Следует предполагать, что предки тунгусов вышедшие из территории Якутии тогда вступили в тесный контакт с маньчжуро и монголоязычными группами Амура, частично ассимилировав их. Именно тогда потомки древних монголоязычных ухуанейувани и мохэсцы могли стать тунгусоязычными.

Имелись многочисленные тунгусские группы, осваивавшие огромные просторы Сибири, которые различались между собой ведением хозяйства и диалектами. В этой связи встает вопрос о времени формирования и распространения тунгусского этноса по просторам Сибири. Факт древности заселения тунгусами Вилюя, Верхней и Средней Лены, Прибайкалья, Амура, Охотского края археологами не подвергается сомнению.

Крупнейшими родами тунгусов на Вилюе и в Олекме в первой половине XVII в. были калтакули, нанагиры, баягиры, долганы, мургаты, быллеты, нюрмаганы, киндигиры, сологоны, угулээты, почеганы, вакараи, маугиры, ваняды, буляши. Как утверждал В.А.Туголуков, пришедшие из территории Амура в X-XI вв. на Среднюю Лену эвенки, образовали три крупные территориальные группировки – Сологон (верхние), Дулиган (средние) и Эдиган (нижние). Они вступали в контакт с аборигенами самодийцами и древними уральцами (предками юкагиров)[6].

Г.М.Василевич этноним эджен связывает с названием народа Уцзи в китайских источниках обитавшего в V-VI вв. в территории Приамурья. Они были потомками древних сушеней и предшествовали широко известным мохэ. Этноним эджен~удзин широко встречается среди тунгусо-маньчжурских народностей, начиная с VII в. по настоящее время, имеется среди монголов и тюрков Саянского нагорья. Происхождение этнонима долган-дулган связано с тюрками, с Забайкалья они распространились дальше на север. Солоны были тождественны с сологонами, проникли на север с территории Амура, до прихода тюрков на Среднюю Лену[7]. Однако этноним эжень в летописях династии Ляо и Цзинь относился к «диким чжурчжэням». Таким образом, носителей этнонима эжень можно считать «лесными» чжурчжэнями, ушедшими жить в глухую, таежную зону.

С Нижней Лены на левобережье нижнего Амура в XVII в. выселялись и шамагиры. Часть шамагиров была поглощена якутами. Их можно увидеть в намском роде Хамагатта[8]. Этноним саман-самай у народов Сибири стал обьектом специального исследования Г.М.Василевич. В XVII в. эвенки рода Шаман (шаманские люди) – шамагиры кочевали в среднем Приангарье. В XVIII в. этноним саман~самай, самар~самагир стал названием тунгусов от Лены – Анабара – Оленека. В североякутских преданиях отмечаются следующие этнографические черты самай, как «шитые лица» (татуировка), крашеные ровдужные кафтаны с опушкой из козьего меха, сзади доходившие до земли, шапки интыка, лодки-берестянки и название «самай» (якутская огласка слова шаман) – все это по мнению Г.М.Василевич подтверждает родство саамай с ангарскими «шаманскими людьми», сохранившихся до сих пор как сымская группа. Весьма примечательно, что по Б.О.Долгих, энцев и нганасан долганы называли самайдэр, а соседящие с ними эвенки самаиль. Поэтому Г.М.Василевич ставит вопрос о том, не являются ли Самату в составе энцев «исчезнувшими» тунгусами – «шаманскими людьми»? По ее мнению происхождение этнонима саман~самай встречающегося в угорской и в тюркской среде, связана с территорией Саян и уходит в глубокую древность алтайской языковой общности[9]. Следует предполагать, что этнонимы шамагиры и самату - племя энцев (от этого самодин) относятся к названию древнего племени, в древности занимавшего огромное пространство.

Пуягиры к приходу русских занимали район оз. Тобуя и отчасти верховья р. Сини. Правильным названием пуягиров является буягиры[10]. Часть баягиров (предки кангаласских тунгусов) ушла на юго-восток. Весьма показательно, что они делились на скотоводов и оленеводов. Баяки, баягиры возможно являлись потомками средневекового племени теле баегу, в древнетюркском варианте байырку.

Проблема усугубляется тем, что этноним с корнем бай~бая имеется у большинства тунгусо-маньчжурских народностей, а также у бурят, монголов, якутов, казахов, енисейских палеоазиатов, кетов и у некоторых самоедских племен (энцы). По предположению Г.М.Василевич, эвенкийский этноним баикшин~баишин распространялся из района Прибайкалья на запад, северо-восток и восток. При этом группы бай могли выйти на восток от территории Оби до Байкала и войти в состав других племен. Таким же путем образовывались и племена баегу~байырку и байси.

Род Увалагир обитал в XVII веке в среднем Вилюе. Другими транскрипциями того же этнонима были «Фугляд», «Дуглят», «Увлят», «Фуфлят», «Вугляк». В XIX - начале XX в. тот же этноним писался как «Угулят» - видимо, это якутское произношение. В членах этого рода Б.О.Долгих видел «сравнительно поздно отунгушенных аборигенов, не знавших в прошлом оленеводства». Б.О.Долгих этноним «увалагир» – «угулят» выводит от эвенкийского слова «увала» (угала) «нести поклажу на себе»[11].

Однако у увалагиров XVII в. олени имелись. О тесной связи увалагиров с дотунгусскими аборигенами согласно В.А.Туголукову свидетельствует татиуровка, которая покрывала их лица. В 1729 г. по указу Петра I в Петербург были вывезены три семьи «шитых рож» «из Фугляцкого рода». Поэтому данный автор предполагал, что род Увалагир образовался в результате смешения эвенков рода Нанагир с аборигенами Вилюя[12].

Следует отметить близость имени тунгусского рода угулээт к названию ойратского племени угулят. Возможно тунгусы рода Угулят и ойраты – угуляты получили свое имя от схожих слов в разных языках, тем более, в образе жизни и в языке между ними не было никакого сходства. К тому же, конные уляты-хамниганы кочевали в Забайкалье и имели монгольское происхождение.

По мнению Б.О.Долгих название «мургат» представляет собой плохую транскрипцию названия нюрмагат или нюрбагат. Эти же «мургаты» были еще известны как тунгусы «Брангатского» рода тунгусов, а также как «бурнагиры». Часть вилюйских «мургатов» имела название «бырлет» или «белдет». Предполагается, что «бырлеты» (белдеты) были крайней северо-восточней частью «мургатов» (нюрмагатов). У тунгусов данный этноним записывался как «буллэт»[13]. Возможно, этот этноним лег в основу обозначения реки Вилюя. В.А.Туголуков считал, что «мургаты» представляли собой нанагиров, смешавшихся с дотунгусскими аборигенами Вилюя – туматами[14].

По сообщению мангазейских служилых людей, в районе Нюрбы жили вилюйские нанагиры. Отсюда утверждается, что вилюйские «мургаты» и вилюйские «нанагиры» одно и та же эвенкийская группа. Следовательно, вилюйские нюрмагаты («мургаты») получили свое название от имени озера Нюрба, вначале были известны под названием нанагиров[15]. Б.О.Долгих принадлежит предположение, о том, что белдеты и нюрмаганы представляли собой каких-то древних обитателей Вилюя, ассимилированных тунгусами нанагирами и поэтому причислявшихся русскими к последним.

Всего олекминских (ленских) ясачных нанагиров к приходу русских было 110 чел. (всего 440 чел. населения). Нанагирам принадлежало побережье Лены от устья Нюи до устья Олекмы[16]. Нанагиры возможно представляли собой ответвление киндигиров. Члены киндигирского рода были в XVII в. очень широко распространены среди тунгусов-оленеводов. Камчагиры и лакшикагиры также являлись киндигирами[17]. В начале XIX в. киндигиры составляли почти все тунгусское население низовьев Олекмы.

В 1683 г. на Оленек бежали тунгусы, разгромившие Есейское зимовье. Так появились легендарные майааты на Оленьке. Считается, что этноним ваняд (маят) произошел от эвенкийского слова ванядал - "пришедшие убивать". Ваняды (маяты) и нерумняли были единой этнографической группой смешанного тунгусо-самодийского происхождения. Они имели общее, обьединяющее их имя Булэн, записанное русскими как "буляши". Буляши имели свой язык, употребляли в пищу сырое мясо и татуировали лицо, что характерно для самодийцев, а не для тунгусов. Этноним буляши представляет собой русскую транскрипцию эвенкийского термина булэсэл//булэшэл - "враги", от булэн - "враг"[18]. Этим термином эвены обозначают именно юкагиров. В то же время этноним ванадыри сходствует с топонимом Анадырь.

Русские различали буляшей от тунгусов, считая их отдельным народом. Английский агент Ричард Финч в 1611-1616 гг. сообщил: «Далее (за тунгусами на Енисее и Нижней Тунгуске) живет народ, называемый булаши, а за булашами живет народ по имени силахи»[19]. Буляши и тунгусы совместно выступали против служилых людей, но довольно часто буляши совершали нападения на тунгусов[20]. Именно от буляшей торговавших с якутами, были получены первые известия обитавших на реке «Лин» «якольских» людях, занимавшихся скотоводством, носивших платье и живших в деревянных избах[21].

В.А.Туголуков отождествляет носителей этнонимов буляши (булэны), нерумняли, ванядыри, считая их этнографической группировкой смешанного тунгусо-самодийского происхождения. Так название эвенкийского рода Нюрумняль выводится из самодийских языков. В топонимике Сибири много похожих топонимов. Это Норильские озера, оз.Нюрба, р.Нарым, р.Нюрга и т.д. Селькупов ханты именовали нерум-ни[22]. Название якутского рода нерюктэй сходствует с этнонимом нерум-ни. Согласно Б.О.Долгих название «нурымские» (нюрильцы, нюрямняли) представляет искажение названия части нанагиров-нюрмаганов (ньуурмаганов)[23].

К приходу русских на Оленеке жили только тунгусы. Главную массу плательщиков ясака Оленекского зимовья составляло племя Азян (Озян). До эпидемии оспы в 1651-1652 гг. азяны (110 взрослых мужчин) были многочисленным и воинственным племенем, вместе с синигирами совершали набеги на есейских ванядыров (майаатов). Главным источником существования оленекских тунгусов была охота на диких оленей, особенно в местах переправы стад диких оленей через Оленек[24]. Эдяне представляли собой ламутизированную часть среднеленской группировки Эдиган. С Оленека они перешли на Таймыр[25]. Все эдяне и эдигане в начале XX в. говорили только на якутском языке.

Долганы летом рыбачили на правом берегу Лены против устья Вилюя, юрты их стояли на том же берегу. Встречались долганы также у устья Алдана и в низовьях р. Ситы, впадающей в Лену слева[26]. По своему происхождению соседи долганов кумкогиры представляли отунгушенных юкагиров. Их называли «вшиным родом» (от кумко – вошь по эвенкийски). Кумкогиры как соседние им юкагиры, были охотниками и рыболовами. Долганы были охотниками и рыболовами. Долганы в XVII в. жили в юртах, а не в чумах. Их быт уже тогда приближался к якутскому. Долганы в XVII в. как и кумкогиры говорили по тунгусски[27].

Есть две точки зрения к вопросу о происхождении долган. Первая заключается в том, что долганы – это самостоятельный по происхождению этнос, со своей самостоятельной культурой и языком, а вторая – в том, что долганы являются одной из групп северных якутов-оленеводов[28].

Заслуживает внимания и историческая фигура Дыгынчи - князца долганов. Он же на Яне упоминается как князец "юкагиров". Видимо долганы бежали на Яну к юкагирам. Его образ вошел в фольклор северных якутов-оленеводов под именем Даринчи, его сын Юнгкээбил уже жил и действовал на Оленеке[29]. Таким образом, весьма характерно, что северные якуты юкагиро-тунгусского богатыря (Юнгкээбил-означает юкагир) уже считали своим героем. По В.А.Кейметинову этноним долган относился к метисным группам[30].

Род Синигир в XVII в. упоминался на Оленеке, и на Анабаре, и на Чоне, и на Нижней Тунгуске. В основном они кочевали в бассейне Оленека и Анабары. В ходе движения вместе с долганами в конце XVII в. на Таймыр они были ассимилированы якутами и самодийцами. Современные эвенки помнят только о чинагирах, отличительным признаком которых были «поднятые вверх» волосы. В.А.Туголуков предполагал, что синигиры были одним из эвенских родов, который вместе с долганами и эденями перебрался с правой стороны Нижней Лены на левую[31]. Г.М.Василевич идентифицировала синигиров с шилягирами Нижней Тунгуски[32]. Б,О.Долгих синигиров рассматривал как очень большой род Эденского (азянского) рода[33].

Англичанин Роберт Финч о шилягирах писал как об особом народе наряду с «тунгусами»[34]. Шилягиры были особым родом тунгусов, момогиры были группой шилягиров, которая первоначально обитала на правобережье Лены. Момогиры, как часть шилягиров, представляли собой тунгусо-аборигенную группу вроде нерумнялей. Эвенкийский род Момо (Момоль, Момогир) был родственным эвенскому роду Меме или Мямя (Мемельский, Мямяльский). Момогиры враждовали с киндигирами и нюрмаганами, частыми были их взаимные нападения друг на друга. Из Чары и Патома под давлением чильчагиров и нанагиров маугиры (вариант названия момогиров) в XVII в. перешли жить на Нижнюю Тунгуску. Шилягиры состояли из родов Шилягир (Момогир), Мучугир и Шамагир. Это доказывается совместными выступлениями «шилягов» и «мучугов» против родов прибайкальских эвенков и служилых людей. Шамагиры также часто вступали с ними в союз против своих врагов[35].

Существует мнение, что в актах XVII в. «ламутами» назывались только тунгусы, жившие по Индигирке и Колыме. Но «ламскими», т.е. приморскими от слова «Лам» - море в XVII в. назывались байкальские и охотские тунгусы. Таким образом, в XVII в. термин «ламут» еще не имел этнического значения. Индигирские и колымские тунгусы были тесно связаны с охотскими и кочевали на территории между побережьем Охотского моря и бассейнами Индигирки и Колымы[36].

И.Г.Георги писал в свое время, что: «Юкагиры и ныне еще нарочито знатный народ, кочующий в ближайших к северу якутских местах и около самого Ледовитого моря, в восточной стороне Лены, от Яны до самой Колымы. Лошади совсем им были неизвестны; у якутов, напротив того, оные попадаются. И потому думать надобно, что они живут издавно уже в сих холодных, болотистых и гористых местах»[37].

Исследователь юкагирского этноса В.И.Иохельсон считал, что этноним юкагир тунгусского происхождения. Казаки в своих отчетах, впервые столкнувшись с этим народом, называли их юкагирами. Сами юкагиры называли себя одулами, что свидетельствовало о наличии у них единого этнического самосознания[38]. Верхнеколымские юкагиры называют себя одул, нижнеколымские тундренные – вадул.

К тому же следует сказать, что название юкагир ‘йокогир’ и якут от ‘йоко’ вероятно одного происхождения. В юкагирском языке слово йокэ имеет значение ‘далеко, вдали’, по чукотски ыяакэн ‘далекий, дальний’, множественное число - ыяакэт. Эти слова лежат в основе этнонима «якутцкие люди», «якуты», а в эвенкийской адаптации с суффиксом родовых названий – в основе этнонима «юкагиры»[39]. Следовательно, этноним якут от эвенкийского йоко не является адаптированным именем самоназвания саха.

Я.И.Линденау отметил: «Якуты называют юкагиров Чукан»[40]. Это название, вероятно, происходит от названия легендарного племени Чукаар, упоминаемого в якутских преданиях. Вполне возможно, это же название лежит в основе этнонима Чукча. Линденау также писал, что коряки юкагиров называют Aetoel - ‘пегая орда’, потому что они ездят на пятнистых оленях. В другом месте, их самоназвание связывает с образом жизни кочевых охотников[41]. Исследователи Камчатки С.П.Крашенинников и Г.В.Стеллер производили данное название от коряцкого обозначения «волка», потому что юкагиры жили только охотой, не занимаясь скотоводством.

И.Г.Георги и Л.И.Шренк высказали мысль о американоидности палеоазиатов, к которым относили и юкагиров. В.И.Иохельсон и Ф.Боас выдвинули американскую теорию происхождения юкагиров. М.А.Кирьяк приходит к выводу, что древнюю основу юкагирского этногенеза составил ымыяхтайский этнический пласт позднего неолита, происхождение которого связывается с глазковской культурой[42].

Возможно, древнее самоназвание юкагиров связано с этнонимами вагариил ‘исконные, коренные’, вагарииль ‘предок, родоначальник’, вагирэл ‘название рода тундренных юкагиров’[43]. В этой связи, хотелось бы отметить то, что пионерами освоения тундры Северо-Востока Якутии среди тунгусских групп являются вакараи, в которых В.А.Туголуков видел потомков меркитов. Следы вакараев встречаются на весьма обширном пространстве Северной Сибири: в бассейне Нижнего Енисея – гидроним Вакарай; на Алазее – юкагирский этноним «Вагарил»; на Чукотке – реки Вакривай и Чаван-Вагарин, впадающие в Ледовитый океан; на Анадыре – приток Вакарина; в бассейне р. Амгунь, в составе негидальцев имелись вакасилы или же вакагилы[44].

Янские юкагиры делились на племена яндинцев, коромоев и ононди. Ясачных «каменных» юкагиров-яндинцев к концу первой половины XVII в. было 50 (примерно 200 чел. населения). Их название происходило от юкагирского слова янде – гусь. По мнению Б.О.Долгих, этноним коромой происходил от сочетания юкагирских слов «кориэл» («волк») и «омо» («племя»). В языке северных якутов имеется слово «коромой», означающее место, нору, где волки выводили волчат. Значит, этноним «коромо» означало нечто вроде «волчье племя». Омолоевские юкагиры (110 человек) получили свое название от имени юкагира Омолоя. К северу от Верхоянского хребта, в бассейне верховьев р. Адыча жила группа «каменных» юкагиров, имевшая название ононди, они в ясачных книгах второй половины XVII в. фигурируют как юкагиры Зельянского рода. Ононди означало грабители, разбойники и по Иохельсону происходило от слова «оно» - грабить, брать силой[45]. А.Бурыкин имя яндинцев переводит как Янские юкагиры. Название группы юкагиров под названием ононди выводится от юкагирского слова эну (нг) ‘река’[46].

Среди янских юкагиров XVII в. следует выделить Петайский род. Б.О.Долгих утверждает, что в конце XIX в. они назывались «Бетильским тунгусским родом» и считалось, что они имели тунгусское происхождение. Во времена Иохельсона, они были самой многочисленной группой юкагиров, сохранившей свой язык. По сохранившимся у них преданиям он заключает, что бетильцы пришли из Якутска. На Колымской тундре они смешались с юкагирами[47].

Считается, что тунгусы рода Бети происходят от якутов Бетунской волости, сильно раздробленной после разгрома их карательным отрядом Василия Пояркова. Но присутствие в XVII в. рода с таким названием среди юкагиров ставит ряд вопросов. Якуты называли Бетильский род юкагизированных тунгусов Ха²аайы омук. Сами бетильцы себя называли родом Вахахарииль[48].

Интересно, что и верхоянские якуты, как и центральные состоят из батулинцев и хоринцев. Поэтому следует предполагать постепенный переход аборигенных, юкагирских групп на тюркский (якутский) язык и на разведение лошадей и рогатого скота. Исходя из этого этнонимы боотулу, баатылы можно воспроизвести от названия вадул~одул. Хоро которых связывают с хоринцами, можно связать с янскими коромой или от этнонима коро с значением олень, от чего происходит обозначение коряков. На Яне были распространены предания о древнем народе под названием Хоро.

Ясачных янгинцев к 1656 г. было 112 (всего 450 человек населения). Столько же их было в начале 40-х годов XVII в. к приходу русских. «Янг» по юкагирски (согласно Иохельсону) означало «береза»[49]. По словам А.А.Бурыкина, в названиях Шоромбойский или Хоромойский род нижнеиндигирских юкагиров, угадывается юкагирское слово шоромо ‘человек’[50]. Олюбенцы занимали все низовье Индигирки. Их главными князцами были Морле и Бурулга. Название олюбенцы считается неюкагирским по происхождению и связывается с географическим названием вроде Вылгилвээм ‘Березовая река’[51].

Нижнеколымские юкагиры были известны под именем омоков. Омоков в 1659 г. насчитывалось 155 ясачных плательщиков, всего 620 человек. К 1693 г. от них осталось всего 54 человек. Омоки жили на Анюях, на Колыме к северу от Омолона[52].

Руководитель Колымской экспедиции Ф.П.Врангель на основе сведений, данных местными знатоками старины, написал о том, что на берегах средней Колымы некогда проживало большое племя омоков – «многочисленный и сильный народ». По преданиям, омоки были истреблены еще до прихода русских «поветриями, голодом и другими бедствиями». Такая же участь постигла и шелагов, на востоке от Колымы и онкилонов, занимавших берега Анадырского залива[53].

По словам В.И.Иохельсона, омоки и юкагиры были одним и тем же племенем. Предание об исчезнувших омоках может относиться только к тому или или другому вымершему юкагирскому роду, а не племени, надземные могилы на Колыме относимые к омокам, являются древними могилами юкагиров[54] . В другом труде В.И.Иохельсон прямо заявляет о том, что народ, фигурирующий в преданиях под названием «омоки», несомненно, является предком современных юкагиров. Слово омок является именительным падежом от основы омо, означающей «род» и «племя»[55].

Племенное название верхнеколымских юкагиров неизвестно. Можно предположить, что собственным племенным названием верхнеколымских юкагиров было название когимэ. Правда, верхнеколымские юкагиры считали, что когимэ – это вымерший юкагирский род[56].

Дионео при рассказе ему чукчей о вымирании от страшных прищельцов нуучча всего рода конгенизов, заставляет рассказчика пользоваться якутскими словами и выражениями вместо чукотских и юкагирских. По чукотскому рассказу, таинственный род конгенизов устраивал ысах (якутское название ысыах), мертвых погребал в арангасах (арангас – якутское название «воздушного погребения» высоко на столбах между деревьями). У них были варганы – хамусы, аналогичные якутскому хомусу. Также, судя по этому рассказу старого чукчи, у кангиенисов была богиня Аисыт – «мать-покровительница». Возможно во времена Дионео (начало XX в.) потомки кангенинеисов уже полностью были обьякучены, как и часть колымских чукчей, или они до прихода русских имели этнические контакты с якутами, прибыли с Средней Лены?[57]. По В.И.Иохельсону конгенизы, точнее кониэнидьи или колгиэндьи были юкагирами, обитавшими на реке Омолон. Сходство имени колымского рода кангиемисы с названием ведущего якутского рода кангалас отмечалось исследователями[58].

Во времена В.И.Иохельсона, верхнеколымских юкагиров называли «народ-алайи», придавая этому слову значение «тунгус». По его словам, омолонские юкагиры сохранили предание, что алайи составляли с ними единый народ, пока не смешались с тунгусами. В тундре юкагиризированные тунгусы родов алайи и ханаайы называли себя одулами, а колымских юкагиров они называли кохимэ. Любопытным представляется их заявление о том, что кохимэ – это древнее название юкагирского народа вообще, так же как и одул[59]. Название алазейских юкагиров алаи, аланди связывается с названием реки Алазеи, а название рода юкагиров Когимэ – с названием реки Колымы[60].

Среди колымских юкагиров, кочевавших по междуречью Колымы и Анадыря в верховьях реки Олой – притока Омолона, была еще одна территориальная группа с названием «лавренцы». Возможно, название этой давно исчезнувшей группы юкагиров, происходит от топонима Лабуген ‘Курапаточья река’[61].

На рубеже XVII – XVIII вв. у ходынцев было около 120 трудоспособных мужчин (всего 480 чел. населения), у чуванцев – примерно 130 мужчин (всего 520 чел. населения). Науке неизвестны диалекты или языки ходынцев и чуванцев. Анаулы на Анадыре представляли «береговых», «речных» юкагиров, осевших на берегах рек[62]. Ходынцы и чуванцы занимались охотой на диких оленей. Чуванцы на Шелагском мысе регулярно охотились на белых медведей, ходинцы охотились на бурых медведей. Ходынцы и чуванцы как все юкагиры были оленеводами[63].

Существует также мнение о том, что шелаги - это какой-то особый народ, который жил на Западной Чукотке до того, как там поселились чукчи. А.И.Алексеев, пересказывая книгу Ф.П.Врангеля, пишет: "Здесь повстречали старого чукчу во главе целого стойбища. Этот чукча говорил, что он потомок шелагов, или чаванов, и что от последнего названия и носит свое имя Чаунская губа"[64].

Б.О.Долгих считал шелагов и чуванцев одним и тем же племенем. Но он их относит к юкагирам, утверждая при этом, что чукчи в XVII в. по Анадырю не жили[65]. Биллингс в бассейне Амгуемы называет р. Чаван-Вагорин. Отсюда также можно сделать вывод о том, что чуванцы (шелаги) были юкагирами. Чуванзи (чуванцев) чукчи знали как чаванов, отсюда этнонимы чауджан и чавача, а также чаунцы[66].

В.И.Иохельсон утверждает, что чуванцы говорили на колымском диалекте юкагирского языка. Языки омоков, чуванцев и юкагиров были схожими. Все эти названия относились к вымершим группам юкагирского этноса. Так называемые ходынцы по его словам были чуванцами. Исходя из того, что чуванцев коряки и чукчи называли атал или этэл; он делает вывод, что чуванцы не были отдельным народом, а представляли ветвь юкагиров. Шелагов он отличал от чуванцев, считая их частью чукотского этноса[67].

Существует мнение о том, что этнонимы анаулы и чуванцы чукотского происхождения. Так этноним анаулы выводится им от чукотского слова энмыльа, означающей ‘Живущие на реке Энмываам’. Основой имени чуванцев является также чукотское чаальыт ‘чаунцы, жители окрестностей Чаунской губы’[68]. В.И.Иохельсон указал, что верхнеколымские юкагиры называли чуванцев словом шолилау. Это форма по А.А.Бурыкину отражает образованную от рассматриваемого этнонима форму чукотского эргативного падежа чульыльэ (по-чукотски множественное число этого слова выглядит как чульыльыт). Следовательно, живущие на мысе Шелагском чукчи, вполне возможно, исторически могли принадлежать к жителям бассейна Малого Чауна - чульыльыт. По словам Г.Курилова, современная наука пришла к выводу, что языки омоков, чуванцев, ходынцев и алайцев были самостоятельные юкагирские языки, а не диалекты юкагирского языка. Их носители были отдельными племенами одулоязычных (юкагироязычных) племен (народов)[69].

Отсюда видно, что к приходу русских в конце 30 - начале 40-х годов XVII столетия якутское население занимало небольшую территорию, главным образом в центральной части Якутии, а на остальной ее территории обитали в основном эвенки и юкагиры, то к концу изучаемого периода якуты расселились на огромных пространствах северо-востока Сибири. Таким образом, формирование единой якутской народности в XVII-XIX вв. происходило в результате ассимиляции многочисленных тунгусских и юкагирских групп, заселявших до этого огромную территорию Якутии. Но до сих пор нет специальной работы, посвященной процессам слияния разных этнических групп и якутов центральных волостей; образование северных и вилюйских улусов якутов от топонимов тунгусского и юкагирского происхождения: Нюрба, Томпо, Мома, Булун, Анабыр, Колыма, Сунтар, Вилюй, Олекма, Оленек, Оймекон.


Автор - Ушницкий В.В.- к.и.н., н.с. центра этнологических исследований ИГИ АН РС (Я)

Использованная литература.

 


[1] Георги И.Г. Описание народов российской империи. – СпБ: 2005.
[2]Миллер Г.Ф. История Сибири. – М.: Вост.лит., - Т. III. – 2005. – с. 465.
[3]Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. – Т.III. – М.; Л., 1953. – с. 350.
[4]Шавкунов Э.М. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье. – Л.: Наука, 1968.
[5]Залкинд Е.М. Древние народы китайских хроник и эвенки. Хунну, Дунху, Сяньби, Шивэй (обзор теорий) // Статьи, авторефераты диссертаций и другие материалы по языкознанию и этнографии, собранные Г.М.Василевич. – с. 78.
[6]Туголуков В.А. Тунгусы (эвенки и эвены) Средней и Западной Сибири. – М.: Наука, 1985. – с. 232-233.
[7]Василевич Г.М. Древнейшие этнонимы Азии и названия эвенкийских родов // СЭ, 1941. N: 4. - с. 37-47.
[8]Туголуков В.А. Указ.соч. – с. 190.
[9] Василевич Г.М. Этноним саман – самай у народов Сибири // СЭ, 1965. N:3. - с. 139-144.
[10]Долгих Б.О. Указ.соч. – с. 176.
[11]Там же. - с. 472-473.
[12]Туголуков В.А. Указ.соч. – с. 189.
[13]Долгих Б.О. Указ.соч. – с. 478-479.
[14]Туголуков В.А. Указ.соч. – с. 188.
[15]Долгих Б.О. Указ.соч. - с. 478.
[16]Там же. - с. 484-485.
[17]Там же. – с. 488.
[18]Туголуков В.А. Указ.соч. - с. 164-165.
[19]Алексеев М.П. Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей. – Иркутск, 1941.– с. 232.
[20]Долгих Б.О. Указ.соч. - с. 153.
[21]Миллер Г.Ф. Указ.соч. – с. 59.
[22]Туголуков В.А. Указ.соч. - с. 166.
[23]Долгих Б.О. Указ.соч. - с.480.
[24]Там же. - с. 450.
[25]Туголуков В.А. Указ.соч. - с. 191-192.
[26]Долгих Б.О. Указ.соч. – с. 460.
[27]Там же. – с. 462.
[28]Бахтин С.А. Проблема дифференциации якутов и долган // Этносы Сибири. Прошлое. Настоящее. Будущее: Материалы международной научно-практической конференции. В 2-х ч. Ч.1. – Красноярск: Красноярский краевой краеведческий музей, 2004. – с. 61-65.
[29]Туголуков В.А. Указ.соч. - с. 203.
[30]Кейметинов В.А. По тропам тысячелетий (Географическая лексика эвенского языка и топонимика). – Якутск, 2000. – с. 147.
[31]Туголуков В.А. Указ.соч. – с. 209.
[32]Василевич Г.М. Эвенки… - с. 209.
[33]Долгих Б.О. Указ.соч. – с. 450.
[34]Алексеев М.П. Указ.соч. - с. 232.
[35]Долгих Б.О. Указ.соч. - с. 148-150.
[36]Миллер Г.Ф. Указ.соч. - с. 458.
[37]Георги И.Г. Указ.соч. – с. 331.
[38]Иохельсон В.И. Юкагиры и юкагизированные тунгусы. – М., 2005.
[39]Бурыкин А.А. Указ.соч.
[40]Линденау Я.И. Описание народов Сибири (первая половина XVIII века): Историко-этнографические материалы о народах Сибири и Северо-Востока. – Магадан: Кн. изд-во, 1983. - с. 154.
[41]Линденау Я.И. Указ.соч. - с. 103, 154, 129.
[42]Кирьяк М.А. Археология Западной Чукотки в связи с юкагирской проблемой. – М., 1993. – 222 с.
[43]Бурыкин А.А. Указ.соч. - с. 181.
[44]Туголуков В.А. Этнические корни тунгусов // Этногенез народов Севера. – М.: Наука, 1980. – с. 166.
[45]Долгих Б.О. Указ.соч. – с. 387-390.
[46]Бурыкин А.А. Указ.соч. - с. 183; Долгих Б.О. Указ.соч. - с. 405.
[47]Иохельсон В.И. Указ.соч. - с. 27.
[48]Там же. - с. 92.
[49]Там же. - с. 400.
[50]Бурыкин А.А. Указ.соч. - с. 183.
[51]Бурыкин А.А. Указ.соч. - с. 183.
[52]Там же. - с. 429.
[53]Иванов В.Н. Русские ученые о народах северо-востока Азии (XVII – начало XX в.). – Якутск: Кн. изд-во, 1978. - с. 134.
[54]Иохельсон В.И. Указ.соч. - с. 137.
[55]Там же. - с. 50.
[56]Долгих Б.О. Указ.соч. - с. 429.
[57]Дионео. На Крайнем Северо-Востоке Сибири. – СПб, 1895. – с. 170-178.
[58]Никонова В.А. Этнонимы Дальнего Востока СССР. – М.: «Наука», 1980. – с.51.
[59]Иохельсон В.И. Указ.соч. - с. 50-51.
[60]Бурыкин А.А. Указ.соч. - с. 183.
[61]Там же. - с. 183.
[62]Долгих Б.О. Указ.соч. с. 429.
[63]Там же. - с. 439-441.
[64]Алексеев М.П. Указ.соч. – с.
[65]Долгих Б.О. Указ.соч. – с. 436.
[66]Там же. - с. 434.
[67]Иохельсон В.И. Указ.соч. - с. 48.
[68]Бурыкин А.А. Указ.соч. - с. 185.
[69]Иохельсон В.И. Указ.соч. - с. 10-11.

Отзывы о статье

Неправильный код защиты!
Имя
E-mail
Город
Защита
( в коде используються только заглавные латинские буквы и цифры от 1-9)
Текст
Смайлики :-)
Страницы: Все

<Назад | Далее>
Яндекс.Метрика