en / de / fr


Новости

18 Апр / Международный конкурс Высокой Моды национального костюма "Этно-Эрато"
Лучших выберут в номинациях: "Славянский костюм", "Восточный костюм", "Костюм финно-угорских народов", "Костюм народов Кавказа" и др.
Москва 18-20 апреля 2008 г ...

05 Апр / Фестиваль Австралийского кино
ежегодно проводится Посольством Австралии в России, совместно с Австралийской Комиссией по Кинематографии. В программу Фестиваля войдут около 10 картин.
Москва, Санкт-Петербург апрель 2008г. ...

27 Мар / Первая Международная Женская Конференция
Международная Женская Конференция – первая в своём роде будет проводится в России, раскрывая роль женщины в России ...

Все новости
Этно-Журнал / Публикации/

Благопожелания и проклятия как важный компонент изучения духовной культуры аварцев

| Для печати
<Назад | Далее>
Оставить свой отзыв
Автор: Магомедсалихов Х. Г.
Тематика: традиционные верования
Публикация: 2008-02-25
Подробнее

Каждый большой или малый этнос или этническая группа обладают более или менее богатыми и разнообразными материальными и духовными культурными ценностями, которые сложились в процессе многовековой истории и учитывают индивидуальные особенности этого этноса. Значительное влияние на эти особенности оказывают социально-экономическое условия, обусловленные природно-географической средой проживания того или иного народа, а также общественно-политический строй, морально-нравственные устои, этические и правовые нормы присущие этносу, религиозные и иные факторы. Благопожелания – это одна из разновидностей устойчивых формул речевого этикета, в которой как ни в какой другой, проявляется специфика народа, его обычаев, традиций, верований.

Относительно горцев Дагестана необходимо отметить, что социально-экономические отношения в горских обществах были в значительной степени обусловлены природно-географическими условиями в соответствии с которым сложился весь уклад местных народов, что в свою очередь предопределило разнообразие взаимоотношений между членами джамаатов в традиционных горских обществах.

Дефицит земельных угодий пригодных под сельхозугодия был одним из основных факторов, который влиял на формирование общественного сознания в традиционных горских обществах. В свою очередь, общественное сознание нашло свое наиболее полное самовыражение в устном народном творчестве – фольклоре, который в концентрированном виде вобрал в себя многовековые чаяния, радости и печали народа.

Особое место в фольклорном творчестве народа наряду с другими жанрами занимают благопожелания и проклятия народа. Это и понятно, так как этот жанр находит свое выражение в минуты высокого душевного напряжения, на гребне высоких эмоциональных переживаний как позитивных, так и негативных. Разве что с этим жанром в этом отношении можно сравнить плачи, которые находят выражение в моменты наивысшего душевного переживания и напряжения, вызванные скорбью и отчаянием по поводу невосполнимой утраты близкого и любимого человека. Именно в такие моменты не возникает потребность в подборе подходящих слов, здесь каждое слово в буквальном смысле вырывается из глубины души и самопроизвольно. В этом смысле благопожелания и проклятия близки по духу к плачам и созвучны им; в обеих случаях наблюдается своеобразный «крик души».

Жанры благопожеланий и проклятий не имели строгих границ с другими жанрами фольклора. Они являются пословичными выражениями и большими стихотворными текстами, прозаическими кусками сказочного эпоса и неотъемлемой частью свадебного фольклора и похоронного обряда, частями календарно-обрядовых песен и заговоров, знахарских магических текстов.

Рассматривать проклятия наряду и в неразрывном единстве с благопожеланиями, на наш взгляд, вполне обоснованно по той причине, что народ способный беззаветно любить, способен также ненавидеть. Это взаимосвязанные и взаимообусловленные явления общественной жизни, которые один без другого не существуют, обеспечивая тем самым, диалектическое единство в этом жанре. Поэтому мысль о том, что проклятия необходимо предать забвению, на наш взгляд, является необоснованным и некорректным. Заметим и то, что благопожеланий в количественном соотношении куда больше проклятий, что является свидетельством благоприятных взаимоотношений в этносе. К тому же, что многие проклятия носят шуточный характер, с оттенком забавы, обеспечивая тем самым эмоциональное разнообразие в речевом этикете народа. Таковыми являются, например, проклятия, как «Дур эбел хвад» – «Чтобы мать твоя умерла», «Дур эмен хвад» – «Чтобы отец твой умер», «Дур рачI къотIад» – «Чтобы хвост тебе отрезали», «Дур инсул гIурусал лъугIад» – «Чтобы у твоего отца русские закончились» и т.д. Такого рода проклятия не носили экспрессивную нагрузку, а скорее выражали эмоциональный настрой говорящего.

Благопожелания и проклятия наименее собранный и соответственно малоизученный жанр устно-поэтического творчества народов Дагестана и в частности аварцев. В то же время, в них отражаются традиционные и современные представления об общественной и семейной жизни, о хозяйственно-экономической деятельности горца. Здесь также в прямой или опосредованной форме нашли отражение многовековые представления горцев о добре и зле, чести и достоинстве, мужестве и храбрости, дружбе и патриотизме, думы о смысле жизни и хлебе насущном.

В изданной Институтом ЯЛИ книге «Магическая поэзия народов Северного Кавказа», а также в статьях Аджиева А.М., Абакаровой Ф.О., Ганиевой А.М., Курбанова М.М., Халилова Х.М., нашли отражение вопросы магической поэзии в фольклоре народов Дагестана. В работе «Очерки устно-поэтического творчества даргинцев» имеется небольшой раздел посвященный благопожеланиям и проклятиям даргинцев. В очерках «Устно-поэтического творчества лаков» выделен и рассмотрен песенный жанр – благопожелания и проклятия. В очерках устно-поэтического творчества аварцев и лезгин жанры благополучия и проклятия не подвергаются исследованию, ввиду незначительного количества собранных произведений этого жанра. Этим обусловлена актуальность сбора и систематизации благопожеланий и проклятий аварцев.

Классифицировать благопожелания по сторого определенной схеме на практике затруднительно по той причине, что многие из них с одинаковым значением употребительны в разных жизненных ситуациях. При сборе и систематизации полевого материала по благопожеланиям, мы посчитали, что будет рациональным придерживаться следующей классификации:

Благопожелания:
1. По случаю бракосочетания и свадебных торжеств;
2. Благопожелания, связанные с семейно-брачными отношениями;
3. Благопожелания, связанные с проводами невесты из дому и встречей в доме жениха;
4. По случаю рождения сына или дочери;
5. Благопожелания, выражающие благодарность за оказанную помощь в ходе выполнения хозяйственных работ;
6. Напутственные слова отправляющимся в путь (проводы в армию; проводы гостей, друзей и т.д.);
7. Пожелания, выражающие соболезнование по поводу утраты или сочувствия по другим значительным случаям;
8. Пожелания, связанные с хозяйственно-экономической деятельностью;
9. Благопожелания религиозного характера и молитва после намаза;
10. Любовные;
11. Благопожелания по поводу приобретения какой-либо вещи;
12. Благопожелания по различным случаям жизни.

Благопожелания, как жанр фольклорного творчества, имеет свои специфические особенности выражения – в стихотворной или прозаической форме. Во многих произведениях любовной лирики аварцев благопожелания и проклятия встречаются в неразрывной связи и притом они плавно сочетаются друг с другом или же переходят друг в друга и поэтому сложно их разграничить.

Таковым, например, является следующий стих, где влюбленная свои трогательные чувства к возлюбленному выражает следующим образом:
«Борхатаб магIарде мун щвараб мехалъ,
Щвайги дун ракIалде, кIогеги чIезе.
КIкIалал къваридалъув лъугьарав мехалъ,
Къайги дун каранда, квен билъунгеги».
«Когда ты поднимешься на высокую гору,
Чтоб покой потерял, вспомнив обо мне.
Когда спустишься в глубокое ущелье,
Чтоб пропал аппетит, вспомнив обо мне».

Другой особенностью благопожеланий является то, что они могут быть выражены не только по отношению к определенному лицу, но и в виде просьб, обращенных к божественным силам, где наглядно отражаются чаяния простого горца. Таких форм благопожеланий довольно много сохранилось в народной памяти, и они в значительной степени обогащают духовную культуру народа. Порою в одно слово или сочетание слов горцы умеют вкладывать столько душевной теплоты и позитивного заряда, что невольно вызывают одобрение и ответную реакцию вместе с приветливой улыбкой у собеседника или собеседницы. Таковыми были обращения горцев к знакомым и совсем незнакомым людям слова типа «брат», «сестра», к старшим «отец», «мать» и т.д. Такая корректность и коммуникабельность в среде горцев ценилась и ставилась в заслугу тем, кто ими обладал, и являлась неизменным атрибутом горского этикета и культуры поведения.

Коммуникабельность обусловленная наличием благопожеланий в речевом этикете горцев обеспечивала толерантность в социокультурной среде джамаата или всего союза сельских обществ.

С хозяйственно-экономической деятельностью аварцев связаны значительное число благопожеланий, что подчеркивает исключительную важность для горцев земледелия и скотоводства. Так, горцы-скотоводы в благопожелании «Хасел ингун их щваги» («Да наступит весна сразу после зимы»), в лаконичной и емкой форме, выразили свое желание поскорее вывести скотину на подножный корм после продолжительной зимы, тем более, запасы корма подошли к исходу. Таких благопожеланий связанных со скотоводством у аварцев достаточно много.

Еще больше у горцев благопожеланий посвященных земледелию. Таковым, например, является благопожелание: «Хурул хьоналъ чехь гIорцIаги, чохьол хьоналъ ракI боххаги», которая буквально переводится: «Плодами с поля живот, чтобы насытился, и плоды с утробы, чтоб обрадовали». Или же, проклятие с противоположным смыслом: «Хурул хьоналъ чехь гIорцIугеги, чохьол хьоналъ ракI боххугеги», которая буквально переводится: «Плодами с поля живот чтобы не насытился, а плоды с утробы, чтоб сердце не обрадовали», имеет явно выраженный депрессивный смысл.

В фольклоре горцев в наиболее яркой и лаконичной форме находит выражение веками выверенная мудрость народа, наиболее полное выражение которого нашло отражение в пословицах и поговорках. То же самое можно пронаблюдать и в жанре благопожеланий и проклятий, где каждое слово имеет свое строго определенное место, несет смысловую нагрузку и каждое слово пронизано искренним желанием добра и благополучия или же, напротив, несет депрессивную нагрузку. Таковым, например, является следующее благопожелание «Дунялалъул балагьаздасаги, ахираталъул гIазабаздасаги цIунаги», которая буквально имеет смысл, «Упаси от земных страданий и мук загробной жизни» и т.д.

Философский смысл и содержание заложено в следующем благопожелании, которое приписывают имаму Шамилю: «ХвезегIан чIаго хутIаги», буквально «Чтоб остался жив до смерти», в смысле, чтобы человек при земной жизни должен жить полнокровной жизнью и быть деятельным, а не существовать, что равносильно преждевременной смерти.

Таким образом, в благопожеланиях аварцев, так же как и у других народов Дагестана, заключена многовековая мудрость, которая как бы просеяна временем, очистилась от ненужной шелухи, оставив все ценное, мудрое и необходимое.

Проклятия аварцев, как отмечалось выше, заслуживают не меньшего внимания. Также как и благопожелания они выражают самые сокровенные чувства народа. Заметим, что едва ли не в каждом ауле находились представительницы женского пола (как правило, пожилого возраста) известные своими способностями к проклятиям. В народе бытует твердая вера в то, что обоснованно справедливо адресованные проклятия, как правило, сбывались, а необоснованные – оборачивались злом к самим же проклинающим. И едва ли не в каждом селении можно найти примеры в подтверждение этого. Так, в Салатавском селении Гуни, еще в ХIХ веке по утверждениям информаторов имел место следующий во многом типичный для горцев случай. Некий житель этого селения, назовем его Али, завещал своим двум сыновьям довольно большой земельный участок. Заодно небольшой участок земли Али завещал дочери Меседо на тот случай, если она разведется и останется без своего угла и крова. Вскоре один из сыновей заложил фундамент для строительства дома именно на том месте, который был завещан Меседо. При этом никакие уговоры отца на него не подействовали. Тогда Меседо прокляла своего брата такими словами: «Бихьин кетуялъ бачун бачIун, цIуяб кету къинлъугеги гьеб къавулъ». «Чтобы кошка, приведенная котом, не давала приплод в этом хозяйстве». Информаторы отмечают, что после этого случая до сих пор в этом хозяйстве не приживается крупный рогатый скот. Аналогичных случаев можно найти едва ли не во всех горских обществах, которые остались назиданием для последующих поколений.

В значительном большинстве случаев, мотивом для возникновения конфликтов чаще всего служили экономические причины; то ли нарушение межевой границы, то ли кражи движимого и недвижимого имущества и т.д. К проклятиям чаще всего прибегали от беспомощности предпринять что-либо более эффективное в свою собственную защиту.

Придерживаться какой-либо определенной схемы классификации при сборе и систематизации проклятий не удается.

 


Автор -

 

Хайбула Гамзатович Магомедсалихов – с. н. с. отдела этнографии институт истории, археологии и этнорафии ДНЦ РАН к.и.н. (г. Махачкала)
Сфера научных интересов – традиционная и современная конфликтология народов

 

 


Отзывы о статье

Неправильный код защиты!
Имя
E-mail
Город
Защита
( в коде используються только заглавные латинские буквы и цифры от 1-9)
Текст
Смайлики :-)
Страницы: Все

<Назад | Далее>
Поиск по сайту

Наша рассылка
Подписаться письмом

Архивы рассылок
Этно-журнал:
события науки и культуры

Сейчас также доступна
Старая версия сайта
Использование материалов возможно только с указанием источника!
Редакция: journal[STOP_SPAM]iea.ras.ru
Портал создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Этно-журнал зарегистрирован в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации № 77-8554

                                                           
Яндекс.Метрика