Дмитрий алексеевич ольдерогге. столетие со дня рождения

 

В мае 2003 года Дмитрию Алексеевичу Ольдерогге, выдающемуся ученому – этнологу, историку и лингвисту, одному из организаторов отечественной африканистики – исполнилось бы 100 лет.

Дмитрий Алексеевич потомок древнего знатного рода Ольдерогге из Шлезвиг-Голштинии, жизнь и деятельность выходцев из которых на протяжении почти трех веков связана с Россией. Члены этого рода успешно участвовали в развитии торгового дела, военного мастерства, в сфере общественного устройства и культуры России. Дмитрий Алексеевич родился в Вильнюсе, в семье профессионального военного, полковника, участника русско-японской войны. Через три года семья переехала в Санкт-Петербург, и с тех пор вся жизнь и работа Дмитрия Алексеевича была связана с этим городом. Согласно семейной традиции Дмитрий Алексеевич Ольдерогге поступил в 1912 году в Петербургский 1-й кадетский корпус, в котором закончил 6 классов и общеобразовательные курсы. В годы революции он занимался различными видами деятельности, чтобы поддержать семью. В том числе работал экскурсоводом в Русском и антирелигиозном музеях. С 1920 года началась его служба в Красной армии, в статистическом отделении штаба военной части. Одновременно он посещал лекции по истории в Петербургском университете, в который, по направлению своей воинской части, он поступил в 1922 году на этнолого-лингвистическое отделение, которое закончил в 1925 г. по специальности "египтология". Дмитрию Алексеевичу довелось слушать лекции таких выдающихся ученых-академиков, как В. В. Бартольд, Н. Я. Марр, В. В. Струве, профессоров Д. Н. Флиттнера, Л. С. Щербы, Л. Я. Штернберга, В. Г. Богораза. Среди них были крупнейшие лингвисты, историки и востоковеды, общение с которыми формировало научные взгляды молодого ученого. Уже в студенческие годы определился интерес Дмитрия Алексеевича к африканистике. В год окончания Ленинградского университета он был избран по конкурсу научным сотрудником 2-го разряда Академического музея антропологии и этнографии (ныне Кунсткамера) в отдел Африки. Руководителем отдела был в то время известный египтолог А. В. Шмидт, ученик Б. А. Тураева.

Музейное дело, как одно из важных направлений в деятельности Дмитрия Алексеевича, началось для него непосредственным участием в разработке и оформлении этнографической экспозиции отдела Африки, просуществовавшей до 1935 г. Работая в музее, Дмитрий Алексеевич продолжал заниматься египтологией, самостоятельно изучал древние языки, посещал занятия по арабскому языку. Все это помогало ему все глубже вникать в проблемы этнографии народов Африки. По настоянию Л. Я. Штернберга, считавшего необходимым изучение этнологии Африки как самостоятельной дисциплины, в 1927-28 г. Музей направил молодого ученого в Германию, Голландию и Бельгию. Там он основательно ознакомился с постановкой музейного дела и углубил свои знания в области языков и этнографии Африки, работая, в частности под руководством такого крупного знатока восточных языков, как Д. Вестерман. В эти годы Дмитрий Алексеевич посещал лекции и консультации ведущих африканистов Западной Европы, книжные и музейные хранилища в Берлине, Гамбурге, Лейдене, Амстердаме, Тервюрене. Все это расширило и углубило его научную эрудицию, и способствовало формированию из него ученого широкого профиля.

После возвращения на родину, в 1929 г. началась долголетняя педагогическая деятельность Дмитрия Алексеевича на Географическом факультете Ленинградского университета, где он впервые прочел лекционный курс по этнографии народов Африки. Одновременно он начал преподавать на отделении Черной Африки Ленинградского Восточного института наиболее распространенный в Восточной Африке язык суахили. Вскоре на организованной членом корреспондентом А. Н. СССР Н. В. Юшмановым и А. П. Рифтиным кафедре семито-хамитских языков в Ленинградском историко-философско-лингвистическом институте (ЛИФЛИ) Дмитрий Алексеевич стал руководителем в преподавании студентам цикла языков банту – суахили, зулу, и других предметов. В 1937 г. ЛИФЛИ был включен в состав Филологического факультета Ленинградского университета. В 1944 г. в Ленинградском университете был воссоздан Восточный факультет (открытый еще в 1854 г.), и в его составе была организована кафедра египтологии и африканистики во главе с профессором Н. В. Юшмановым. После его кончины в апреле 1946 г. кафедру, в качестве заведующего, возглавил Дмитрий Алексеевич.

Кафедра, занимавшаяся языками, историей и этнографией Африки стала с этого времени, и поныне, именоваться кафедрой африканистики, и стала в нашей стране первым центром подготовки специалистов по комплексному изучению Африки. Со временем расширялся круг преподававшихся на кафедре предметов и дисциплин. Вместе с Дмитрием Алексеевичем занятия вели его ученики, приглашаемые из Африки преподаватели африканских языков. Сам Дмитрий Алексеевич вел занятия по общему курсу "Введение в африканистику", читал спецкурсы по африканским языкам и культуре народов Африки, и руководил работой кафедры в целом. В педагогическом процессе Д. А. Ольдерогге установил на кафедре традицию, в основе которой лежал его постулат: – "без знания африканских языков и материальной культуры народов Африки нельзя стать настоящим африканистом". Поэтому на кафедре студенты получали основательное знание нескольких важнейших языков Африки, и достаточное представление о других. Кроме истории, этнологии, географии, разных предметов, связанных с проблемами культуры, которые осваивали на кафедре студенты, Дмитрий Алексеевич непременно знакомил их с практикой музееведения в богатейших фондах Института этнографии А.Н. СССР (Кунсткамеры). Это давало студентам хорошее представление о материальной культуре народов Африки, их хозяйстве, образе жизни и духовном мире. Кафедру африканистики закончили сотни студентов и аспирантов, как отечественных, так и зарубежных, многие из которых трудятся в наши дни в различных научных и педагогических центрах, где представлены проблемы Африки и общей этнологии, языкознания, литературы. Дмитрий Алексеевич оставался бессменным руководителем кафедры африканистики вплоть до самой его смерти в 1987 году.

Одновременно с преподавательской, развертывалась и научная деятельность Д. А. Ольдерогге. В 1930 г. ему присвоили первый разряд, и назначили заведующим отделом Африки. В 1932 г. он стал старшим научным сотрудником и директором музея, коим оставался до 1940 г. В 1935 г. Дмитрию Алексеевичу была присвоена, без процедуры защиты, ученая степень кандидата исторических наук.

Первые его научные исследования и публикации были связаны еще с египтологией, В 1928 г. вышли его статьи "Управитель Бурга" и "К организации цехового управления в древнем Египте Среднего царства". К египтологической тематике ученый обращался неоднократно и впоследствии. Но, постепенно, все глубже уходя в африканистику, он начал разрабатывать ряд проблем по истории, языкам и культурам народов Африки южнее Сахары, что нашло отражение в ряде публикаций. В 1936 г. под его редакцией вышел в свет сборник "Абиссиния (Эфиопия)", в котором его перу принадлежал большой раздел "Население и социальный строй", первое, по сути, в отечественной науке исследование в области этнической истории Эфиопии. В этом же сборнике Д. А. Ольдерогге опубликовал на русском языке переводы больших отрывков из древнего эфиопского письменного памятника, хроники "История галла", сопроводив их комментариями. В 1930-е годы Дмитрий Алексеевич продолжал работы в области изучения языков, материальной культуры, проблем теоретической этнологии, публиковал много рецензий в отечественных и зарубежных изданиях. Интенсивная преподавательская и научная работа ученого были прерваны началом Великой Отечественной войны. Дмитрий Алексеевич сразу же вступил в народное ополчение, участвовал в оборонных работах, вел огромную работу по сохранению в условиях войны богатейших фондов Музея антропологии и этнографии. На протяжении тяжелейших блокадных лет 1941 – 1942 гг., несмотря на голод и холод, Дмитрий Алексеевич продолжал участвовать в жизни университета, Музея, а также Эрмитажа. В июле 1942 г. по решению Президиума АН СССР Дмитрий Алексеевич отправился в эвакуацию в Ташкент. Но уже в 1944 г. возвратился в Ленинград, где сразу же окунулся в работу по восстановлению Музея антропологии и этнографии. За несколько лет он подготовил серьезную, новаторскую по проблемному решению научную работу "Кольцевая связь родов или трехродовой союз", которую защитил в 1945 г. в качестве докторской диссертации по этнологии. Этот труд стал одним из первых в серии его дальнейших исследований в области изучения проблем первобытности.

Дмитрий Алексеевич глубоко изучил, сравнил, уточнил системы родства многих народов Африки, Америки, Азии, Океании. В конечном счете, он пришел к выводу, что малайская система родства, которая по утверждению Л. Г. Моргана соответствовала древнейшим периодам развития первобытного общества, в действительности отражает самый поздний период его существования, период его разложения. Анализируя социальные отношения гиляцкой фратрии, открытой Л. Я. Штернбергом, Дмитрий Алексеевич выявил закономерность социальных связей между отдельными родами на ранних этапах первобытности и установил, что нормы кольцевой связи родов свойственны не только гилякам, как считалось раньше, но и другим народам той же стадии развития. В науке уже давно считалось, что понятие "классификационные" и "описательные" системы родства, введенные в науку Л. Г. Морганом, не точны, тем более что накопленный этнологией после публикации его книги "Древнее общество" материал, требовал дальнейшей научной оценки. Эту работу блестяще выполнил Дмитрий Алексеевич в своем труде "Описател-ные системы родства народов Западного Судана" (1964 г.). Использовав большой этнографический, исторический и лингвистический материал, он показал, что понятия "классификационные" и "описательные" системы родства не полностью отражают историю развития социальных отношений в первобытном обществе. И предложил вместо них новую историческую классификацию основных типов систем родства: системы родства родового общества (турано-ганованские типы), отражающие экономические единство рода и соответствующие им нормы экзогамии; системы родства большой патриархальной семьи, характеризующиеся упрощением древних систем родства турано-ганованского типа, и появлением в системах родства так называемых "малайских" черт; системы родства малой индивидуальной семьи. Работы Дмитрия Алексеевича по этой проблематике: "Малайская система родства", 1951; "Система родства баконго в 17 в.", 1959; "Система икита", 1960 и другие, позволили по-новому посмотреть на исторические и социальные процессы первобытности, ввели в науку большой новый материал, утвердили представление о системах родства как о важном историческом источнике.

Выводы ученого стали важной основой при изучении истории бесписьменных народов, и проложили путь дальнейшим теоретическим исследованиям в этой сфере этнологии. Для всех работ Дмитрия Алексеевича был характерен комплексный подход к исследованию. Его выводы строились всегда на привлечении и анализе данных из разных областей знания. Ярким примером его научного метода была его широко известная работа "Хамитская проблема в африканистике" (1949 г.). Критический разбор весьма спорных концепций этнического развития народов Африки, имевших распространение среди некоторых известных зарубежных ученых, включая К. Майнхофа и Л. Фробениуса, сводивших историю континента к завоеванию его светлокожими этносами скотоводовхамитов, носителей, якобы, более высокой культуры, нежели негроидные народы Африки, неспособные к самостоятельному развитию, проведенный Дмитрием Алексеевичем, использовавшим обширный лингвистический, этнографический, исторический и археологический материал, опроверг хамитскую теорию, показав ее научную несостоятельность. Вывод ученого заключался в обоснованном утверждении, что этноса или расы хамитов вообще никогда не существовало, а все культурные этапы развития Африки принадлежали ее коренным народам, издавна населявшим континент.

Важнейшим направлением в научной работе Дмитрия Алексеевича были также этногенез народов Африки и проблемы возникновения и развития государственности, чему был посвящен ряд его публикаций ("Об этногенезе народов Центрального Судана", 1952; "Феодализм в Западном Судане в 16-19 вв.",1957, и других).

В своих многочисленных трудах по социальному строю народов Гвинейского побережья, Межозерья, бассейна Конго, Южной Африки, проводил идею о том, что государственность в Африке возникала и развивалась различными путями, а не только в результате завоевания Африки, как это представляется и в наше время некоторыми историками. Более 180 работ составляют опубликованное наследие Дмитрия Алексеевича Ольдерогге. Такие его труды по истории и культуре народов Африки как "Социальный строй Сонгаи" (1955), "Западный Судан в 15-19 вв." (1960), "Колониальное общество – этап в этническом развитии Тропической Африки (постановка проблемы)" (1973), "Древнейшие миграции в Африке" – раздел для "Всеобщей истории Африки", созданной под эгидой ЮНЕСКО 1980-81 гг.), ряд его учебных изданий по языкознанию и этнологии Африки за рубежом, стали широко известны и в нашей стране и за ее пределами. Этапы становления африканистики, у истоков которых стоял Дмитрий Алексеевич, отмечены такими выдающимися, задуманными им, и созданными при его активном участии, коллективными трудами, как том "Народы Африки" (1954) – первый в серии "Народы мира. Этнографические очерки". Том был переведен на немецкий язык. Серия трудов по собранию, переводу, комментариям арабских, китайских, японских, античных, на языке суахили источников по этнографии и истории Африки южнее Сахары, внесших бесценный вклад в воссоздание научной истории народов Африканского континента.

Дмитрий Алексеевич был инициатором и участником многих коллективных научных изданий. Среди них двухтомный энциклопедический справочник"Африка" (1963); опубликованное в Праге многотомное учебное издание для высших учебных заведений "Африка южнее Сахары. Развивающиеся страны. Идеология и политика"; созданная им серия сборников "Африкана" (Африканский этнографический сборник) и другие. Ученый возглавлял редакционные коллегии таких известных серий, как "Страны и народы Востока","Сказки и мифы народов Востока""Исследования по фольклору и мифологии народов Востока", "Сборник трудов МАЭ АН СССР". Также он активно участвовал в выходе серий "Литературные памятники", в журнале "Советская этнография", в котором был многолетним членом редакционной коллегии, а также в других научных изданиях. Через всю свою творческую жизнь Д. А. Ольдерогге пронес твердое убеждение в том, что без исследования языкового материала (сравнительно-историческое языкознание, фольклор, источниковедение) невозможно реконструировать этносоциальные процессы развития обществ. Он постоянно обращался к языковым исследованиям. И поныне не утратил своего практического и научного значения его учебник"Язык хауса" (1954 г.) и выпущенные в секторе Африки МАЭ под его руководством первые отечественные словари языков суахили и хауса (1961, 1963), обобщающий коллективный труд "Языки Африки". Широко известны в сфере языкознания теоретические труды Дмитрия Алексеевича: "Определение времени и пространства в языках банту" (1937), "Происхождение языка хауса"(1956), "Язык как исторический источник" (1977), его исследование "Система счета в языках Тропической и Южной Африки" (1982, 1984), прерванное смертью ученого.

С именем Дмитрия Алексеевича тесно связано развитие музейного дела в МАЭ. Он был крупнейшим знатоком коллекций музея, считавшим материальную культуру необходимой основой научного изучения культуры народов.Он был настоящим музейным работником, оставившим великолепные описи музейных коллекций, разработки экспозиций, создателем каталогов по коллекциям Африки. Наконец, Дмитрий Алексеевич был замечательным организатором науки, пропагандистом музейного дела. Используя все возможности, включая поездки в Африку, он пополнял музейные коллекции. На протяжении всей своей научной жизни он возглавлял закупочную комиссию музея, и был одним из наиболее квалифицированных экспертов.

Его перу принадлежит немало публикаций по материальной культуре народов Африки: "Глиняные фигурки из юго-западной Абиссинии" (1929), "Фигурки предков племени бари" (1949), "Земледельческие орудия Западного Судана"(1966). Эти и другие работы исследователя закладывали основы отечественного африканского искусствоведения. Его интерес в этой области отразился в выходе обобщающих работ под его руководством и при его участии: "Искусство народов Западной Африки в музеях СССР" (1958),"Искусство Тропической и Южной Африки" (1969), переведенные позднее на английский, немецкий, испанский, французский и чешский языки.

Дмитрий Алексеевич придавал очень большое значение историографии, и был замечательным знатоком и организатором библиотечного дела и библиографических каталогов по Африке в МАЭ. На протяжении многих лет Дмитрий Алексеевич руководил двумя центрами отечественной африканистики, Под его руководством кафедра африканистики Ленинградского университета готовила высококвалифицированных исследователей, профессионалов-африканистов, которым он передавал свой богатый научный опыт и прививал важнейшие принципы научного подхода к исследованиям.

Бессменно руководя сектором Африки в МАЭ до 1987 года, Д. А. Ольдерогге создал высокого современного уровня научный центр. Выходившие из этого коллектива научные труды в области теории фундаментальной этнологии, посвященные проблемам социальной структуры традиционных африканских обществ, этнической истории и культуры подняли отечественную африканистику на высокий уровень в мировом научном сообществе. Под руководством Дмитрия Алексеевича росла и крепла его научная школа. Плодотворная многолетняя научная, педагогическая и музейная деятельность Дмитрия Алексеевича принесла ему широкую известность и авторитет в нашей стране и за рубежом. Он был одним из первых отечественных ученых, работавших в странах Африки в археолого-этнографических и лингвистических экспедициях: в Среднем Египте, в Асуане, Каире, Александрии (1957-58), в Нубии (1960), в Мали, Сенегале, Западном Судане (1961), и опять в Мали (1963-64). Широк перечень участия ученого в международных научных форумах, где он представлял отечественную науку. В том числе он был делегатом ряда международных конгрессов антропологических и этнологических наук (МКАЭН) и международных конгрессов востоковедов.

Неоднократно он выезжал в разные страны для чтения курсов лекций. География его поездок обширна: США, Германия, Польша, Египет, Франция, Мали, Сенегал, Западный Судан, Япония, Англия, Эфиопия. Дмитрий Алексеевич был участником многих научных и общественных организаций в нашей стране. Он был членом Ученых советов Института антропологии и этнографии, Института востоковедения, Института Африки, Института языкознания АН СССР, Ленинградского государственного университета, музейных советов МАЭ, Музея этнографии народов СССР, Ученого совета Академии художеств СССР, членом Библиотечного совета Библиотеки АН СССР и др. На протяжении многих лет Дмитрий Алексеевич был активным деятелем Всесоюзного географического общества СССР. Возглавлял Восточную и Сказочную комиссии Географического общества, являясь одновременно ответственным редактором и одним из авторов серийных изданий этих комиссий. Дмитрий Алексеевич был членом многих зарубежных научных обществ: членом Совета по изданию этнографической библиографии (ЮНЕСКО, Париж), Французского общества африканистов, Британского королевского антропологического общества, членом-корреспондентом Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета, членом Международного африканского института, Научной ассоциации африканистов Англии, членом-корреспондентом заморских наук в Париже, почетным доктором Варшавского университета.

Признание заслуг Дмитрия Алексеевича перед отечественной наукой выразилось в избрании его в 1960 г. членом-корреспондентом АН СССР по отделению языка и литературы, а также награждением орденами Ленина, Трудового Красного знамени, Дружбы народов, двумя орденами "Знак почета", медалями "За доблестный труд" и "За оборону Ленинграда". Дмитрий Алексеевич был почетным членом Географического общества. За его выдающиеся труды в области географических наук в 1966 г. ему была присуждена именная золотая медаль имени П. П. Семенова-Тяньшаньского. Международное признание вклада Дмитрия Алексеевича Ольдерогге в африканистику выразилось в присуждении ему в 1968 г. в Аддис-Абебе премии имени Хайле Селассие. Лейпцигский университет удостоил его медалью имени Карла Маркса за подготовку кадров африканистов для ГДР.

Дмитрий Алексеевич вел интенсивную и плодотворную деятельность по укреплению мира и добрых отношений между народами через общественные организации. Он исполнял должность заместителя председателя Советской ассоциации дружбы с народами Африки, был членом президиума Совета солидарности стран Азии и Африки. За активную работу в этом направлении он был награжден Почетной грамотой Советского комитета защиты мира.

Вся творческая жизнь Дмитрия Алексеевича была связана с исследованием исторического прошлого и культуры народов мира. Его научная деятельность пронизана лучшими традициями российского востоковедения, в недрах которого зародились основы самостоятельной комплексной науки об Африке. Д. А. Ольдерогге ввел в науку о народах и обществе огромный новый африканский материал, что вместе с примененным им всесторонним методом исследования значительно способствовало развитию отечественной этнологии. Он стоял у истоков молодой ветви отечественной науки – африканистики.

 

ЛИТЕРАТУРА

"Дмитрий Алексеевич Ольдерогге" и "Список трудов Д. А. Ольдерогге" // Основ-ные проблемы африканистики. М., 1973.

Жуков А. А. Д. А. Ольдерогге как один из основателей историко-этнографического направления в советской африканистике // Изучение истории Африки. М., 1985.

"Дмитрий Алексеевич Ольдерогге". Некролог // Советская этнография 1987. № 6.

Осницкая И. А. Голштинский род Ольдерогге на службе России // Племя и государ-ство в Африке. Материалы выездной сессии Научного совета по проблемам экономиче-ского, социально-политического и культурного развития стран Африки в мае 1991 г. М., 1991.

Калиновская К. П. Памяти Дмитрия Алексеевича Ольдерогге посвящается. К девя-ностолетию со дня рождения // Этнографическое обозрение. М., 1994. № 2.

Калиновская К. П. Д. А. Ольдерогге и музейное дело // Манифестация. Учебно-теоретический журнал "Ленинградской школы африканистики". № 4. СПб, 2003.