Заколдованное место

Заколдованное место

– Говорят, в Бурятии чудес полно. Особенно на Байкале. Не зря туда туристы валом валят.

– Туристы валом валят на ту сторону Байкала, что принадлежит Иркутской области, а не Бурятии. Там есть два раскрученных турфирмами пункта – остров Ольхон и поселок Листвянка. Например, сюда есть недорогие путевки из Волгограда. Туристы едут на «эзотерические практики», пирамиды какие-то строят, лабиринты из камешков выкладывают и уверены, что просветляются. Буряты – и иркутские, и бурятские – этому удивляются. Они убеждены, что легендарный Ольхон покинут духами с того момента, как туда явились строители и начали возводить на древних капищах и святилищах отели. Это случилось лет восемь назад, и с тех пор Ольхон считается у шаманов пустым местом. И никакие магические лабиринты с пирамидками не помогут – некогда легендарный Ольхон больше не место силы.

Поселок Листвянка – та же история, лубок для туристов. В Листвянке жить – что в Юрмале поселиться: пейзаж красивый, но пустой.

Для бурятов это очень конкретные понятия: пустое место, проклятое место. «К этому озеру не ходи, там вода мертвая». – «Почему?» – «Не ходи». Обычно это места, откуда внезапно ушла жизнь. Вдруг по совершенно непонятным причинам пересохла река, улетели птицы, ушли животные. Почему ушла вода, никто не разбирается. Люди пакуют вещи и перебираются в другое место.

– Может, лучше гидрологов позвать?

– Гидрологи в Бурятии очень часто спотыкаются о необъяснимое. Есть, например, такой бурятский поселок – Аршан. Там из-под земли бьют источники, очень целебные. Разного назначения: один источник зрение лечит, другой – почки, и так далее. Но! В чем отличие этих вод от вод в других уголках планеты? Возьмем боржоми – эту воду можно налить в бутылку, увезти в другой город, открыть – и это будет та же вода с тем же набором минеральных веществ. А вот с аршанской водой – иной разговор. Стоит унести ее за пределы района – и вода меняет свой состав, теряет целебные свойства. Почему – непонятно.

Поэтому буряты никогда не разбираются, не копают вглубь – доверяют интуиции. Например, очень дурной знак, что у буддистов, что у шаманов – явление снежного барса. Если человек увидел снежного барса и понял, что это не зверь, а дух в таком образе явился – значит, здешние места теперь прокляты.

– А как они отличают зверя от духа, который принял облик зверя?

– Понятия не имею, но у них никогда сомнений нет. Одно такое появление – и целый дацан срывается с места, бросает храмы и уходит. Оно расценивается так: кто-то совершил грех, который не отмолить. Я видел дацаны, брошенные по этой причине.

Но в Бурятии есть и чудеса позитивные. Скажем, образ богини Янжимы, который проявился на камне, рядом с которым молился Хамбо лама. И ладно бы – он появился только сверху. Нет, камень потом сверлили, он пропечатался на многие слои вглубь. Это случилось в дацане на севере – в Баргузинском районе, куда я ехал автобусом девять часов. Незабываемое путешествие!

Север Бурятии – это горы, даже летом покрытые снежными шапками. Долины, где с ревом несутся холодные реки.

Здесь о скалы цепляются облака, а потом стекают густым туманом и покрывают тундру, по которой бродят яки и северные олени. Тут лишь несколько поселков, среди которых Баргузин. И – золотоискательские участки, где мыли золото еще каторжники в царское время. Сегодня там работают старатели, их закидывают к месту работы вертолетом.

Трассу на Баргузин регулярно размывают ливни и разрушают оползни. Поэтому автобусы, которые были вычеркнуты из списка живых еще при продаже их в Китае, расползаются на ходу. Я ехал на таком, по пути от него отлетали в стороны разные полезные детальки, стонали оси, а в салоне из сидений стреляли винтики с гайками. Крыша салона изнутри пестрела вмятинами, как голливудская Аллея звезд – отпечатками пальцев. Я тоже оставил в той крыше свой след.

Потом следовала переправа через реку: катерок с куском автомобильной покрышки на носу перетаскивал на тросе против течения «паром» – крепко сбитые бревна, на которых покачивались легковушки с латексными матрасами, наш героический автобус и рыбаки с удочками. Последние умудрялись, пока паром двигался, поймать к обеду омуля, хариуса и даже сига.

– Ты всю Бурятию объехал?

– Кто скажет, что он везде в Бурятии был, тот соврет. Я знаю всего несколько человек – этнографов и геологов, проживших там всю жизнь, которые вправе сказать, что они обошли весь Байкал. А таких, что обошли всю Бурятию, – их единицы.