Записки путешественника. Праздник одалан

Редкому туристу удается побывать на грандиозном празднике – одалан, который отмечает «день рождения храма». В турфирме мне дали толкового гида Ныомана и настоящий автомобиль, что сделало меня очень гордым. Обычно туристам дают трехместную авторикшу – чудо местной техники. Итак, мы ехали на праздник. Выехали затемно, чтобы с рассветом успеть на торжества в Сануре. Своей радостью мне хотелось поделиться с джунглями и полями на склонах, поэтому я попросил гида несколько раз посигналить. Начинало светать – значит, скоро будем на месте, в Сануре. Вдруг гид резко затормозил – перед нами была толпа людей, утонувшая в облаке пыли, поднятой автомобилем. Я думал, что назревал конфликт, но оказалось, что веселые балийцы ни о чем не думали, кроме праздника и у них к нам не было совершенно никого дела. Сотня человек продолжила шествие, шепча молитвы. Въехав в деревню, мы увидели перед домами и по обочинам торчащие длинные бамбуковые жерди, украшенные цветами и пальмовыми листьями. Так отправляют послания добрым духам.

На головах балийских женщин красовались бантен – огромные пирамиды из цветов и фруктов. Вокруг гремел оркестр из гонгов, барабанчиков и ксилофонов. Шествие продолжало свой путь и подошло к главному входу в храм. Его охраняют три каменных чудовища, вероятно для того, чтобы никто не вошел в храм без разрешения.
Служители храма придирчиво отобрали группу людей, которым посчастливится первыми войти в храм, помолиться и получить благословение.

По периметру двора храма находились флигели, которые буквально трещали от подношений верующих. Над каждой аккуратно сложенной жертвенной пирамидой нависали маски демонов. Наверное, они охраняли жертвоприношения. И вот моя группа заходит в храм, подносит свои дары. Священники готовятся к богослужению. Во время одалана в храме все обязаны стоять строго спиной к вулкану Гунунг Агунг и лицом к морю. А для чужестранцев в храме есть отдельное место – у стены.

Оркестр умолк, ксилофоны и гонги стихли. Все замерло и на улице. Верховный жрец в микрофон начал читать молитвы. Из динамиков доносились непонятные слова. Люди подняли над головами сложенные в молитве руки. После окончания проповеди жрецы пошли между рядами людей, окропляя их священной водой. Посмотрев на часы, я не поверил – уже прошло полдня. Когда все закончилось, Ныоман дружелюбно протянул мне кретек – знаменитая индонезийская сигарета с гвоздикой. Ничего не подозревающий, я глубоко затянулся… Через мгновение я понял – что зря закурил: легкие просто разрывались.