Оазис старины глубокой

Оазис старины глубокой

При этом, конечно же, Марокко за пределами обслуживающих туристов фешенебельных приморских курортов и не менее роскошных городских отелей, равно как и королевских дворцов, – это типичная восточная страна с «ископаемым» укладом жизни – ишаками, верблюдами и легкими мотоциклами с седоками в традиционных джелябиях на улицах, с пыльными и не слишком благоустроенными городскими окраинами и деревушками, с непременными предрассветными призывами к молитве громкоголосых муэдзинов…

Это в полной мере касается и Марракеша – города с более чем 1000-летней историей. Чтобы погрузиться в эту историю, достаточно побродить по здешней медине – старому городу. Медина Марракеша – вторая по величине после медины Феса (еще одной и самой древней столицы Марокко) и также внесена в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Откровенно говоря, отличить одну медину от другой, если ты всего лишь праздный турист, очень трудно, а то и невозможно: тот же лабиринт узких кривых улочек со снующими по ним осликами и местными жителями в национальных одеяниях; та же бесчисленная череда разномастных лавчонок; то же крикливое многоголосье и неповторимая, пропитанная пряными ароматами специй атмосфера огромной рыночной части; те же безлюдные, сомнительные и порой даже зловещие закоулки жилых секторов, где за одинаково обшарпанными глухими стенами пышность садов и домов зажиточных горожан соседствует с ветхостью и убогостью лачуг бедняков; те же ремесленные мастерские, где чеканщики, скорняки, гончары и плотники используют в своем производстве те же приемы и методы, что и много веков назад; те же пекарни, где по старинным рецептам выпекаются в старинных же печах лепешки…

На самом деле у каждой медины, конечно же, есть свои очевидные отличия – входящие в них или соседствующие с ними архитектурные и исторические памятники. В случае с Марракешем таковыми являются древнейшая мечеть Эль Кутубия – символ города – и огромная площадь с «романтичным» названием Джамаа-эль-Фна – Площадь отрубленных голов. И то, и другое с прелюбопытнейшей историей. В частности, легенда гласит, что площадь была названа так потому, что на ней казнили чрезмерно назойливых фотографов, а потом головы несчастных выставляли на стене медины… Что, в XII веке еще не было фотографов? Ну, значит, сопровождавший нас местный гид, наблюдая нашу фотографическую активность, так мило пошутил…

О том, кому на самом деле на центральной площади Марракеша отрубали головы, вам непременно расскажут на месте, а вот что касается фотографирования, то здесь, как говорится, все же «есть нюансы». С одной стороны, и Марокко вообще, и Марракеш в частности, и особенно его медина – это неисчерпаемый источник самых ярких, самобытных и порой уникальных сцен и сюжетов: только и успевай нажимать на кнопку! С другой стороны, здесь, как и в целом на Востоке, люди на улицах не слишком жалуют фотографов: едва завидя нацеленный на них объектив, закрывают лица, отворачиваются, а то и ругаются, не разрешая себя снимать. Впрочем, много и таких, кто, напротив, с радостью будет вам позировать, но при этом, подобно пляшущим лезгинку Остапу Бендеру и Кисе Воробьянинову, настойчиво требовать: «Давай деньги! Деньги давай!». Так что если вы человек достаточно обеспеченный и не жадный, приготовьте с учетом этого увесистую горсть мелочи. Если же ваша скупость или вера в идеалы уличной фотографии воспротивятся этому, будьте готовы к вознесению в ваш адрес всяческой хулы и поношений со стороны такого рода публики. В особенности это касается всех тех музыкантов и сказителей, фокусников и акробатов, гадалок и знахарей, которые заполоняют площадь Джамаа-эль-Фна к вечеру и развлекают праздную публику едва ли не до самого утра – зрелище это масштабное, если не сказать эпическое, и, конечно же, красочное…