Хуторяне-мелиораторы

Неэусоциальные животные не строят таких впечатляющих «селений» для совместного проживания. Сооружение «городов» и крайняя степень социализации явно тесно связаны. Однако среди грызунов, не склонных утрачивать индивидуальность, есть выдающиеся строители – это бобры. Их поселения можно уподобить скорее хуторам, нежели городам, а живут в них не сотни, а редко когда больше десяти особей. Бобры возводят жилища – хатки и плотины, служащие для поддержания нужного уровня речной воды в месте расположения хатки. Создают они и мелиоративно-транспортную систему, прокладывая в пойме каналы, служащие для бегства в случае опасности или для доставки стройматериалов.

Если сравнивать с «человеческими технологиями», то по скорости возведения их хатки сродни технологии каркасных домов, которые отличаются быстротой сборки, имеют хорошие теплосберегающие свойства, легко строятся, несмотря на то, что дома имеют большую прочность.

Сооружая хатку, бобры сперва набрасывают ее куполообразный остов, в котором грубо намечены очертания внутреннего помещения. Концы сучьев, торчащие внутрь, обкусываются, все щели в конструкции заполняются мелкими ветками, проконопачиваются мхом и глиной. Оставляются только воздуховод для вентиляции в своде и подводные выходы, причем, как правило, их больше одного, чтобы в случае проникновения врага можно было покинуть дом через «черный ход».

Крупнейшие хатки достигают10 метровв высоту и в диаметре. А их внутренние помещения так велики, что во время Великой Отечественной партизанам случалось укрываться там от карателей. Для того чтобы не зависеть от сезонных колебаний уровня воды, во время которых входы в хатку могут обнажиться, бобры запруживают реку плотинами, создавая водохранилища. При этом они используют все, от тины и листьев до огромных стволов деревьев и камней весом 15-20 килограммов, добиваясь весьма выдающихся результатов. Крупнейшая в мире бобровая плотина составляет около700 метровв длину и4,5 метрав высоту.

Своей деятельностью бобры ощутимо влияют на ландшафты, порой превращая в стоячие водоемы некогда полноводные реки. Например, реку Ред-Ривер, приток Миссисипи. За несколько сотен лет бобры своими плотинами создали на Ред-Ривер гигантский затор из растительного мусора длиной230 километров. Поверх него накопился слой почвы, на котором выросли высокие деревья, а человек мог пересечь реку, ни разу не замочив ног. Ред-Ривер ползла с черепашьей скоростью, и когда люди решили восстановить на ней судоходство, на разбор затора потребовалось семь лет.