«Дефиделизация»

«Дефиделизация»

Более полувека Куба жила по продовольственным карточкам. Ежемесячно семья из пяти человек имела право купить2,2 кгриса,2 кгсахара,1,4 кгфасоли,560 гкофе,340 грастительного масла, три пачки сигарет без фильтра, три коробки спичек и три куска мыла. Все это поставлялось по низким ценам, и в целом было доступно гражданам, среднемесячный заработок которых – 450 песо, или около 25 долларов США.

VI съезд Компартии решил, что карточки должны быть упразднены. Однако реализовать это на практике не так-то легко. Население привыкло к субсидиям и готово и дальше терпеть хронический дефицит при сохранении минимальной потребительской корзины по приемлемым ценам. Зато выполняется, хоть и с пробуксовкой, другая директива съезда – массовые увольнения в госсекторе. В течение пяти лет запланировано уволить 1 млн. работников – 20% всей рабочей силы страны.

Взамен людям предложили искать себя в частном секторе – на выбор представлено 178 позиций. Это смотрящие за уличными туалетами, тренеры домашних животных, продавцы венков на кладбищах… Конечно, по новому закону можно открыть и собственный ресторан, но с ограниченным числом столиков, поскольку, предупредил Рауль Кастро, «обогащаться власти никому не позволят». Повальные сокращения стали бы трагедией для народа, если бы не одно обстоятельство: убогие условия жизни привели к тому, что сотни тысяч кубинцев давно нигде не работают, а существуют, как они говорят, inventando – «изобретая». То есть промышляют мелкой спекуляцией на рынках, проституцией и оказанием разного рода транспортных и хозяйственных услуг туристам. Наконец, одно из главных нововведений Рауля Кастро – разрешение на свободную продажу автомобилей, домов и квартир. Правда, с оговоркой: нельзя продавать свои дома иностранцам.

Косметические реформы Кастро-младшего вызывают многочисленные вопросы – как у самих кубинцев, так и у сторонних наблюдателей. «Сомневаюсь, что скромный по размерам и контролируемый властями частный сектор способен вобрать в себя армию уволенных госработников, полагает один из лидеров Кубинского либерального союза Хуан Суарес Ривас. А кто из оставшихся в госсекторе с их ничтожными окладами может позволить себе поесть в частном ресторане, где счет равен недельному заработку?»

Национальная ассамблея народной власти Кубы в ближайшие месяцы должна рассмотреть вопрос о легализации производственных кооперативов. Но и здесь столько подводных камней, что они могут запросто пробить днище любого корабля, отправляющегося в плавание. Основная проблема – каким образом будут работать эти кооперативы, если право импортировать товары есть исключительно у государства.

Отдельно стоит и вопрос о рекламе в частном секторе. Последние полвека всякая коммерческая реклама на Кубе запрещена, свободным от нее стал даже Интернет. «Рекламировать здесь собственное дело – это настоящий подвиг», отмечает Седрик Фернандо, владелец единственного на острове частного ресторанчика индийской кухни. Однажды он с риском потерять бизнес прилепил написанное от руки объявление о своем заведении на ветровое стекло автомобиля испанского посла. Какова же была его радость, когда через несколько дней посол пришел к нему поужинать. Официального разрешения на продвижение продуктов и услуг нет до сих пор, хотя, по сведениям крупнейшей испаноязычной газеты в США El Nuevo Herald, на Кубе уже создаются ассоциации журналистов, готовых открывать рекламные агентства.

Даже Рауль Кастро признает, что на исправление ошибок, допущенных за 50 лет, уйдет много времени. А между тем самому Раулю в июне исполнился 81 год, Хосе Району Мачадо Вентуре, второму человеку в кубинской иерархии, также 81, третьему, Рамиро Вальдесу Мендесу,-80. Их борьба за реформы – бег против времени. Что ожидает Кубу после ухода революционеров?